КАК ЗАСЕЛЯЛОСЬ ПОБЕРЕЖЬЕ БУХТЫ НАХОДКА

© РАЗРЕШЕНО АВТОРОМ К ПУБЛИКАЦИИ НА САЙТЕ МБУК «ЦБС» НГО

Е.Э. Бендяк

В вахтенном журнале парохода-корвета «Америка» в июне 1859 г. было записано: «…на правом и левом берегу два селения…». Эта запись дает возможность считать, что освоение берегов бухты Находка началось еще до прибытия сюда парохода-корвета «Америка». На берегах бухты жили аборигены – тазы, этнические корни которых уходят далеко в глубь веков к палеоазиатским, монгольским и тунгусским племенам. А в «Гидрографическом обзоре берегов залива Петра Великого в Японском море» М.А. Клыкова записано, что «…Гавань Находка у манз, туземцев края, считается лучшим местом ловли морской капусты…».

И все же началом будущего города Находка было основание военного поста из одного унтер-офицера Герасимова Михаила Наумовича и четырех солдат весной 1864 г. на берегу бухты Находка. Выбор места для расположения военного поста и будущей деревни выпал на одно из самых удобных и благоприятных для проживания и хозяйственной деятельности мест на северо-западном побережье бухты Находка. Это место находилось в районе нынешнего морского вокзала и улицы Ленинская.

Далее, в августе 1864 г. на военном судне в гавань Находка, к пирсу военного поста, была доставлена из Николаевска-на-Амуре группа ссыльных каторжников в количестве 9 семейных и 7 холостяков, отбывших свои сроки наказания на Сахалине. Рядом с военным постом пожелали поселиться 4 семьи из числа прибывших. Они и были первыми поселенцами будущей деревни Находка. Остальные были отправлены на шаланде вверх по р. Сучан и в 12 км от устья реки основали в этом же году слободу Александровскую.

Весной 1865 г. на пирс военного поста в гавани Находка высадились еще 5 крестьянских семей (26 чел.), прибывших на военном судне из низовий Амура, Софийского округа, Жеребцовой станицы. Они прожили в деревне Находка до августа 1865 г. А еще в мае 1865 г. у одного из переселенцев — Краева  Ефима Артемьевича — родился сын Иван. Он и стал первым рожденным в этой деревне жителем (это событие подтверждается выпиской из первой метрической книги Владивостока). В августе все вновь прибывшие переселенцы отправились на транспорте «Гиляк» вверх по р. Сучан и недалеко от слободы Александровка основали слободу Владимировскую.

С 1867 г. деревня Находка получила значительное развитие в связи с началом строительства около военного поста торгово-промышленной фактории Находка – центра удельного ведомства в Южно-Уссурийском крае. Основным назначением Сибирского удельного ведомства было привлечение сюда людей разных профессий, прежде всего крестьян, и расселение их на обширной и безлюдной территории Южно-Уссурийского края. Выделенные для удельного ведомства земли простирались от побережья Уссурийского залива, полуострова Муравьева-Амурского до левого берега р. Сучан, включая все прилегающие острова, в т.ч. острова Русский, Аскольд и др. Руководил факторией управляющий удельными землями в Приморской области Восточной Сибири, коллежский советник Гаральд Васильевич Фуругельм. К моменту приезда чиновников фактории в живописной местности находилось несколько избушек, дом начальника постовой службы, землянки и палатки для солдат. Пост на тот момент увеличился до 76 солдат, в дальнейшем планировалось увеличение до 100 солдат. Весной 1868 г. сюда прибыли землемер Шишкин И.С., бухгалтер Крюков Н.А., фельдшер Иванов М.И. и врач Кунце А.И.

По переписи 1868 г. население на побережье залива Америка составляло 391 человек – это чины военного поста, крестьяне слобод Владимировской и Александровской, жители деревни Находка, постоянно проживающие в округе корейцы и аборигены.

В 1868 г во время путешествий по Уссурийскому краю гавань Находка посетил Николай Михайлович Пржевальский. В своих заметках он написал: «В 1868 г. вся долина Сучана и пространство между этой рекой с одной стороны, Уссурийским заливом – с другой, вместе с долинами рек Цимухе и Майхэ, и островом Аскольд поступило в ведомство уделов…Место для постройки помещений управляющему и чиновникам Удельного ведомства отведено в гавани Находка, которая лежит на западном берегу Америки, как раз напротив устья Сучана…».

В 1868 г. в Приморской области происходили вооруженные столкновения с хунхузам, названные «манзовской войной». В ночь на 26 апреля того же года вооруженная группировка хунхузов уничтожила военный пост в заливе Стрелок, а 27 апреля попыталась захватить Находку. Однако эта попытка не удалась. Немногочисленный гарнизон поста, которым руководил гидрограф лейтенант Константин Семенович Старицкий, отбил нападение хунхузов. К.С. Старицкий в это время прибыл в Находку, чтобы сделать точные географические определения Находки и Владивостока, а также определить географическое положение сел Александровского и Владимирского, где находился около двух месяцев.

30 апреля 1869 г. шхуна «Находка» с первой группой финских переселенцев из города Або общей численностью в 100 человек встала на рейде у мыса Астафьева. В основном это были ремесленники и земледельцы. К концу августа 1869 г., когда Находка стала превращаться в маленький, но вполне уютный поселок, в гавань из города Гельсингфорса после девяти месяцев плавания через три океана вошел бриг «Император Александр II» с 50 финскими переселенцами на борту под командованием бывалого китобоя и шкипера Фридольфа Гека. Эта группа переселенцев не входила в планы г. Фурульгельма, поэтому она позже перебралась в залив Стрелок. В задачи управления в Находке входило создание торговой фактории с широкими связями с близлежащими странами: Китаем, Кореей и Японией. У группы Ф. Гека была другая цель – это китобойный промысел в водах залива Петра Великого. Но, к сожалению, обе группы в силу ряда обстоятельств не смогли осуществить свои планы. В апреле 1870 г., наскочив на подводный камень, потерпела крушение и затонула шхуна «Находка». В связи с чем, удельная фактория лишилась морского сообщения с портами. От полученной травмы 6 апреля 1871 г. в фактории бухты Находка умер управляющий – статский советник Гаральд Фурульгельм. Не найдя поддержки со стороны правительственных ведомств, колонисты и чиновники покинули факторию. В 1873 г. фактория в Находке прекратила свое существование.  Переселенцы из бухты Находка, и из залива Стрелок переселились ближе к Владивостоку.

11 ноября 1869 г. в заливе Америка встали на якорь китобойные суда  «Ханна Рис» и «Каролина», на одном из которых прибыл Отто Васильевич Линдгольм – шкипер, китобой, предприниматель. Позже в бухте Находка он построит себе дачу прямо напротив фактории на мысе, который потом назовут его именем (район бывшей жестяно-баночной фабрики). Длительное время на этой даче проживала прислуга Линдгольма, сюда он со своей семьей и гостями часто наведывался как для отдыха, так и для проверки работы золотого прииска, находящегося в его владении и расположенного недалеко от бухты. Среди именитых гостей О.В. Линдгольма были: экипаж крейсера «Адмирал Корнилов», Константин Александрович Тырнов, Николай Старцев, госпожа Прей, госпожа Смит, капитан Брант, лейтенант Норманн и др.

В июле 1871 г. бухту Находка посетил архимандрит Палладий (Петр Иванович Кафаров, 1817-1878 г.г.) – глава Пекинской духовной миссии, русский китаевед, изучавший историю Китая и Монголии. Он прожил в Находке около месяца. В своих воспоминаниях он писал: «…Небольшая, но глубокая бухта эта со всех сторон окружена горами; фактория расположена на самом берегу бухты. Большое болото, изрезанное канавами для осушения его, отделяет механические заведения от жилых домов (домов десять). Посередине болота протекает ручей пресной воды. В это самое время только что раздался призывной звонок с деревянной башенки, и вскоре закипела жизнь в этом маленьком уголке, раздался звук топоров в плотнической, ударов молота – в кузнице, шипение паров – в лесопильне и мукомольне. Любо было смотреть на опрятность зданий, на порядок во всем, господствующий здесь. На возвышенном месте красовался дом управляющего факторией с флагом удельного ведомства».

В 1891 г. из села Владимиро-Александровского в бух. Находка была проведена дорога. Строилась эта дорога путем привлечения корейских и китайских рабочих. В своем отчете военный губернатор Приморской области П.Ф. Унтербергер отмечал: «В Южно-Уссурийском округе в отчетном году проложена колесная дорога и открыто по ней движение на сучанском участке от м. Тинкан до с. Владимиро-Александровского, всего на протяжении 63 верст, сверх того в то же время проводились работы по проложению колесного пути на протяжении 24 верст от с. Владимиро-Александровского до бухты Находка: на дороге этой поставлено всего пять свайных мостов, общая длина коих составила 107 сажен».

В 1893 г. в бухте Находка на крейсере «Адмирал Корнилов» побывал военный губернатор Приморской области Павел Федорович Унтербергер, который интересовался жизнью переселенцев. А также были проведены гидрографические исследования в бухте.

Строительство Уссурийской железной дороги, подготовка к строительству Китайской Восточной железной дороги требовали срочно решить вопрос о месте строительства коммерческого порта на Дальнем Востоке, как выхода этой магистрали к океану. В 1893 г. группой специалистов во главе с инженером В.Я. Белобородовым были сделаны первые изыскания для будущего коммерческого порта во Владивостоке и даже составлен проект некоторых первых причальных сооружений. Но из его доклада общему собранию «Общества для содействия русскому торговому мореплаванию» 17 февраля 1895 г. явствовало, что сам он отдавал предпочтение строительству коммерческого порта в заливе Америка, который он считал более удобным по многим причинам, например: меньший ледовый период, близость сучанских угольных месторождений и др.». Но этого не случилось.

В 1896 г. для нужд Сибирской флотилии в Сучане был пущен государственный каменноугольный рудник. Рейсовые суда, заходившие в залив Америка, привозили грузы и пассажиров, брали на борт уголь. Рейд у устья р. Сучан зачастую не позволял производить грузовые операции, южные ветры и зыбь с Японского моря создавали большую волну у берега и накат на баре реки. Поэтому суда вставали на якорь в 9 верстах к западу от устья реки, т.е. на северном берегу бухты Находка. Владелец морского пароходства, коммерции советник, крупный промышленник и меценат, Шевелев Михаил Григорьевич в 1897 г. построил в этом месте деревянное здание, которое долгое время служило морским вокзалом и складом для грузов, т.к. его суда регулярно заходили в Находку. Рядом с этими строениями открыли два магазина китайцы, построили свои дома жители Находки Саклин, Юдин и кореец Нигай.

В вершине бухты Находка осенью 1899 г. обосновался владивостокский купец А.К. Вальден. Здесь он основал крупную скотоводческую ферму в 40 голов скота. Непосредственно же в устье реки Сучан, у горы Сес­тра располагался в конце прошлого столетия известко­вый завод купца Федорова, продукция которого шла на строительство Владивостока, стройки А.Д. Старцева на острове Путятина.

В те годы бухта Находка использовалась в основном как якорная стоянка для судов, поддерживающих сообщение между Владивостоком и Сучаном. Посетив весной 1898 г. бухту Находку, хабаровский журналист Антон Петрович Сильницкий пишет: «…берега бухты с одной стороны пустынны, а с другой – оживленны. Единственным признаком посещаемости берегов бухты русскими служит деревянное здание, построенное года четыре назад Шевелевым для надобностей его пароходства. В разных местах ее расположились китайские и корейские промышленники, ловящие здесь камбалу, ходовую селедку, крабов, ведущие промысел морской капусты. Краболовный сезон начинается с марта. Улов доходит до 600-1000 крабов и отправляется в Посьет китайским торговцам или в Корею». 

1 октября 1906 г. на берегу залива Америка, смежно с наделом деревни Голубовка был образован Американский переселенческий участок, площадью 3645 десятин, в т. ч. удобной земли – 2327 десятин. Он вошел в состав Сучанской волости Владивостокского уезда. Рядом располагались корейские пашни. В мае 1907 г. 35 семей (200 человек) из Черниговской губернии прибыли на берега бухты Находка. Более двух с половиной ме­сяцев они добирались в товарных вагонах до Владивостока, а за­тем морем на пароходе «Олег» добрались к месту своего поселения. Их взору предстали три корейские фанзы и два русских дома, при­надлежащих рыбаку и охотнику Альфреду Ивановичу Бергу с па­сынками Николотовыми. На берегах реки Каменки была образована деревня Американка. Вновь прибывшие так характеризовали своё новое место жительства: «Удобной земли нет. Участок годен для скотоводства и рыболовства, подвержен туманам, лесу нет. Территория покрыта частыми зарослями орешника, ольхи, шиповника». Среди тех, кто ступил на берег гавани Находка, были семьи Жаворонка Андрея, Турлака Ивана, Шевченко Кондрата, которым корейцы уступили две фанзы, осталь­ные разместились во времен­ных шалашах. Сначала возвёл дом Кондрат Шевченко (его дом и сейчас стоит), затем Турлак, Привалов, Фещенко, Быконя. Первым старостой был избран Иван Ануфриевич, а поселение именовалось Ива­новкой. Затем по фамилии следующего главы местно­го самоуправления — Васильевкой. Прибывшие пере­селенцы, по воспоминаниям старожилов, наотрез отказались обосновываться в поселении с названием Американка, мотивируя тем, что они находятся на земле России. Но к тому времени уже было две Ивановки и одна Васильевка. И лишь позже по указанию управляющего переселенческим пунктом Черновского деревню назвали Американкой, по названию залива. Жители занимались в основном огородничеством, рыбной ловлей, разводили домашний скот. На сопках росли дубы, по ручьям – вяз, ильм, бархатное дерево. Из этого леса и строили дома. Лес тягали на лошадях волоком зимой, пилили его китайцы. Первый урожай в 1908 году оказался удачным. На 26 десятинах посеяно 217 пудов пшеницы, снято — 622 пуда; картофель посажен на 3 десятинах (20,5 пудов), выкопано 89 пудов. Крестьяне брали наделы земли и в районе Тихангоу, и в районе Золотарей. Сеяли пшеницу, овес, гречиху, коноплю, сажали картофель, овощи. Зерно возили обмолачивать в Тихангоу, коноплю использовали для изготовления веревок и ткани для мешков. Часть земли крестьяне сдавали в аренду корейцам.  Корейцев и китайцев было много: в каждой пади, в сопках стояли их фанзы. Жили корейцы в фанзах, в которых было несколько комнат, на полу циновки, две печки, два котла. Варили они супы из тыквы, кашу из чумизы. Женщины-кореянки в море (в районе Угольбазы) ловили мелких чилимчиков, варили и употребляли в пищу в качестве вкусовых добавок.

К 1909 г. Американка представляла собой вполне сложив­шееся поселение, где проживала 61 семья (190 мужчин и 139 жен­щин, всего 329 человек). В поле, как тягловая сила, использовались лошади (79 рабочих) и волы (8 голов). В хозяйстве содержались 54 коровы. Ближайшая церковно-приходская школа находилась в с. Екатериновке, а церковь и медицинский пункт, а со временем и суд, милиция, военкомат — во Владимиро-Александровском.

Церкви в поселении не было. До 30-х годов приезжал сначала из Сучана, затем из Владимиро-Александровского священник и в одном из домов, отгородив часть избы, проводил службу.

Из Владивостока в Находку два раза в неделю ходил пассажирский пароход «Вьюга».

Школу в Американке построили там, где сейчас «Североторг», потом ее перенесли к 42-му магазину. Она была одноклассная. Одним из первых учителей детей поселенцев был Шавров Евстигней Афанасьевич, член РСДРП, который помимо основной деятельности вёл и нелегальную пропагандистскую работу.

Китайцы держали в Находке две лавки. Одна, где был магазин «Сучанский», чуть выше, первый барак от магазина; вторая – справа, где фундамент остался, на месте спуска к Рыбному порту. Потом там сделали ГПО, где держали за контрабанду китайцев и корейцев.

В 1915 г. в Американке было 70 дворов. Население: мужчин – 449, женщин – 357, всего – 806 человек. Рядом с русскими и украинцами (их было 436 человек) в Американке жили и корейцы (19 чел.), и люди других национальностей (инородцы — 279 чел.). До образования колхоза все вопросы решались на сходе.

В 1923 г. в дер. Американка насчитывалось уже 131 хозяйство, в т.ч. 38 корейских фанз. Бедных жителей в деревне было мало, в основном жили в достатке.  

В 1932 г. стали создавать колхозы. Председатели колхозов, как правило, были пришлые. В рыболовецком колхозе было две-три шаланды, ловили рыбу и сдавали в ДГРТ.

В 1933 г. многие жители деревни подверглись раскулачиванию.

С Великой Отечественной войны не вернулось в деревню 47 мужчин.

Деревня Американка располагалась в районе нынешней остановки «Волна». Со строительством Находкинского Торгового порта деревня Американка административно влилась  в территорию Находки.

Как достопримечательности от деревни Американка остались деревянный дом Гридиных, в котором был партизанский штаб в годы белогвардейской интервенции, а потом изба-читальня и каменное здание бывшего магазина № 42, теперь в нем склад.

В 1907 году недалеко от Американки появилась деревня               Лагонешты. Ее образовали переселенцы из Бессарабии, но там жили и белорусы, и украинцы, и эстонцы. Деревня располагалась в районе нынешней станции спутниковой связи. В ней проживало 29 семей. Жители занимались земледелием, сеяли лен, но земля была не плодородная. Пряли, ткали, занимались пчеловодством, разводили домашний скот. В 1914 г., когда началась первая мировая война,  всех мужчин из деревни забрали на фронт. В 1915 г. открыли четырехлетнюю школу. В 1931 г. основали колхоз «Красный восток». В него вступили не все, 14 семей уехали. Оставшиеся сдали в общее пользование скот, семена, инвентарь. Позже в колхозе появились свои животноводческая и коневодческая фермы, две пасеки. Более 200 га засевали разными зерновыми культурами. В 1950 г. колхозы деревень Лагонешты, Новолитовск и Крещенки объединили в один колхоз «им. Кирова», а в 1957 г. объединенный колхоз вошел в совхоз «Находкинский».

Недалеко от дер. Лагонешты был образован  Русский хутор (1906-1907). Первоначально он назывался по-корейски Вызыгоу, затем хутор Огурцовых, по фамилии семьи, одной из первых поселившихся там. На Русском хуторе стояло 7 домиков. Жители сеяли пшеницу, гречиху, сою. Потом на жерновах мололи муку. Также занимались охотой, рыбной ловлей, выращивали овощи, и даже арбузы. У каждого в доме была ручная маслобойка. Своей школы не было, в 40-е годы дети ходили в школу в поселок Рыбак. Когда началось строительство порта, молодежь из поселка постепенно перебралась в бухту Находка, и старики со временем переехали к детям. К 50-м годам поселок перестал существовать. Недалеко от Русского хутора, на побережье бухты Людянза, было корейское поселение. Корейцы жили в фанзах, занимались земледелием, рыболовством и сбором морской капусты.     

В 1908 г. отдел торгового мореплавания Министерства торговли заключил договор с пароходством графа Г.Г. Кейзерлинга «Русь» на содержание грузопассажирских линий, среди которых линию Владивосток-Гайдамак-Врангель-Находка обслуживало судно «Сибирь», делая рейсы по маршруту два раза в неделю.

2 мая 1909 г. указом императора Николая II в бухте Находка учрежден таможенный пост с должностью таможенного надзирателя. В 1915 г. таможенный пост был переведен в разряд таможенной заставы, которая в основном осуществляла надзор за рыбалками жителей бухты Находка и залива Америка. Здание таможни стояло на большом каменном фундаменте, там, где сейчас городская площадь. Недалеко от таможни была деревянная пристань, куда иногда причаливали пароходы для погрузки бочек с рыбой.

В Военной энциклопедии 1914 г. содержится такая информация: «…В настоящее время в месте Находка до 500 человек жителей, пивной завод и рыбный промысел. Срочные товаропассажирские рейсы (2 раза в неделю) пароходства гр. Кейзерлинга во Владивосток. Грузооборот незначителен. Ввоз преимущественно бакалейных товаров, муки и соли, вывоз рыбы и леса…Предполагается устроить вывозной порт».

В Приморье корейцы жили еще до прихода первых русских поселенцев. Первые заселения корейцев — одиночек в районах Южно-Уссурийского края зафиксированы в 1857 г., хотя официальное сообщение о переселении относится к 30 ноября 1863 г., когда поручик Резанов в своем рапорте контр-адмиралу П.В. Казакевичу доложил об обращении к нему группы корейцев за разрешением на поселение в долине р. Тизинхэ, недалеко от Новгородского поста. С 1864 г. корейцы начали селиться по р. Сидими и другим отведенным для их поселения местам. По данным заведующего Суйфунским округом подполковника Дьяченко к 1 января 1871 г. только по берегу бухты Находка и по реке Сучан проживало 500 корейцев, состоящих в основном из женщин и осиротевших детей.

Корейцы и китайцы жили в каждой пади. В пади Прямой над перевалом было до 10 фанз. Поповская падь – 3-4 фанзы, падь Каменка, падь Барсучиха – фанз 10. Одна их корейских деревушек под названием  Дон Хо Дон  (около 30 фанз) располагалась в районе моручилища. Жители ловили рыбу, выращивали чумизу, сою, рис, кукурузу, овощи. Жили обычной жизнью. В конце 20-х годов здесь даже организовали рыболовецко-сельскохозяйственный колхоз, рыбачили в бух. Читувай (бух. Мусатова). Была в поселке корейская школа. Свое существование поселок прекратил в 1937 г., когда всех его жителей выселили в Среднюю Азию. В середине 60-х годов корейцы стали возвращаться в Приморье.

Поселок Находка в 1915 г. составляли отдельно разбросанные по берегу хутора. На берегу бухты Находка, где в настоящее время построено административное здание Торгового порта, располагалась (1915 г.) усадьба Э.И. Саклина. Он занимался ловлей рыбы (сельдь, камбала, пиленгас и др.), содержал до 40 работников. Они жили в бараке, приспособленном под общежитие. Барак располагался недалеко от моря. Спали рабочие на циновках. У Саклина имелся свой катер. После раскулачивания и высылки Саклиных в 1926 г. все их имущество передали в рыболовецкую артель.

В районе нынешней городской площади (где  в последствие построили кинотеатр «Буревестник») жил кореец Нигай, вокруг его дома цвел большой сад.

 На мысе Астафьева был рыбацкий промысел Лисунова. Он держал заводик по переработке крабов и рыбы. Там делали консервы. На работу набирал много людей. В сезон работало по 70-80 человек. Через залив из д. Американка людей на работу перевозили на своих лодках китайцы. Лисунов был самый богатый, в 1927 г. его первого раскулачили и выселили.

Недалеко от берега бухты (в районе улицы Ленинской, магазин «Детский мир») стояла усадьба немца Эккермана. Там стояло две фанзы, в которых жили корейцы, работавшие на него. Район так называемого Пятачка был разработан корейцами, там сеяли кукурузу, чумизу, гречку и платили Эккерману аренду урожаем. Привозили обработанную гречиху. Сельхозпродукцию продавал горнякам Сучана, во Владивосток и на промысловые японские суда. Эккерман кроме этого занимался рыбалкой.

В районе нынешней Центральной площади стоял пятистенный дом Павла Моисеенко. Он держал рыбалку, за нынешним магазином «Спутник» до улицы Пограничной находился надел его земли. Моисеенко раскулачили и выселили, а землю поделили. Имущество раскулаченных забирали и продавали на торгах.

Хутор братьев Макарчуков находился в районе ул. Заводская. Они занимались выращиваем овощей и заготовкой древесины. На острове Новицкого имели артель рыбаков, где трудилось 15 человек: русских, корейцев и китайцев. Имел ставные неводы и рыболовецкие лодки. У него была пароконная молотилка и маслобойня. В 1933 г. Макарчуки были репрессированы.

Хутор Никончука занимался земледелием, скотоводством и рыбалкой. Никончук сдавал корейцам землю в аренду с оплатой ими за аренду зерном и пухом. Хутор был расположен там, где сейчас БАМР, граничил с земельным участком «Дача Находка» Отто Линдгольма.

Хутор Пантишина располагался в районе улицы Астафьева, занимался рыбалкой, земледелием. Пантишин был зажиточным крестьянином и предпринимателем, держал много работников и домработниц.

Были еще хутора Дерюгина (недалеко от школы №1), Масячина, Романчука, Пронских, Цыганкова, Клинтака и др.

По итогам переписи 1915 г. в районе бухты Находка проживало около 1500 человек, причем самое многочисленное население в селении Американка – 733 чел., в том числе корейцы, китайцы, всего 248 инородцев.

В 30-е годы на берегу залива Находка появляются самостоятельные поселки: Находка («бухта Находка», «населенный пункт Находка»), Северный (район ул. Шевченко), Угольбаза, Падь Ободная и Рыбак. Берега бухты Находка в 1931 г. были разбиты на рыболовные участки для ловли рыбы ставным неводом, названия которых сохранились до наших дней: «1-й участок», «2-й», «3-й», «4-й», «44-й», «105-й». На мысе Астафьева, где располагался поселок «Дальгосрыбтреста», участок не имел порядкового номера и именовался «Пробным». Поселок Находка располагался на месте нынешней улицы Портовая и Центральная площадь, всего насчитывалось около 50 частных домов. Люди в поселке занимались подсобным хозяйством и рыбной ловлей. Портпункт представлял собой пирс длиною 125 м  (1935 г.), складские помещения и подъездные ж/д пути. С причала производилась отгрузка угля и генеральных грузов. На берегу размещались деревянные постройки: контора, столовая, вокзал, поодаль стояло здание таможни. Имелось автономное электроснабжение, работающее на угле и керосине. Единственная в поселке улица —  Деловая — от моря в районе нынешнего управления Торгового порта поднималась в сопку и затем круто спускалась к устью реки Каменки, откуда начиналась грунтовая дорога на Американку и далее на Сучан. Невдалеке обосновалось деревянное здание агентства «Софторгфлота» да несколько сараев-складов. Напротив обычно становился на якорь грузо-пассажирский рейсовый пароход, и прибывших доставляли на кунгасах, шаландах или весельными лодками. Оврага между сегодняшней Центральной площадью и Административным городком не было, он был образован позднее при строительстве порта и железнодорожных путей к нему в 1940 г.

База «Дальлес» была более известна в те времена под названием «Пятачок». Таким названием в простонародье называлось озеро-бухточка округлой формы, метров 400 в диаметре, соединенное с большой бухтой узким каналом. Оно находилось на территории нынешнего морского вокзала и базы «Дальтехфлот». Со временем название перекочевало в начало улицы Московской и перешло по наследству улице Ленинской.

 

       Использованная литература:

  1. Паутова Р.Н. «Многонациональная находка: история и современность, или хроника миграционных процессов в национально-религиозном аспекте». — Находка, 2007.
  2. Шепчугов П.И. «Очерки истории города Находки». — Находка, 2008.
  3. Касницкий Л.И. «Находка. От деревни до города». — Находка, 2010.
  4. Александровская Л.В. «Опыт первого морского переселения в Южно-Уссурийский край в 60-х годах XIX в.». — Владивосток, 2003.
  5. Меринов Ю.Н. «Восточные ворота России». — Владивосток: из-во «Русский остров», 2005.
  6. По материалам из фондов городского музея
  7. По материалам газетных публикаций


ГосУслуги

Официальный сайт администрации Приморского края
Перейти к верхней панели