Электронный каталог

Выбери книгу по душе

Главная / Краеведы / памятные даты / Взорванное лето 1946 года

Взорванное лето 1946 года

75 лет прошло со дня трагического события, когда 24 июня 1946 года у причала на мысе Астафьева  произошёл  взрыв парохода «Дальстрой».

Белые пятна истории нашей страны постепенно заполняются, всё больше появляется откровенных свидетельств о событиях, связанных с такими страницами как репрессии.

Форсированный характер индустриализации СССР в совокупности с открытием в верховьях Колымы месторождений золота предопределил организацию в ноябре 1931 года решений об интенсивном освоении Северо-Востока. Для снабжения Колымы в 1932 году был создан государственный трест «Дальстрой. В 1940-1953 годы использование подневольного труда заключённых оставалось одном из инструментов выполнения государственного плана на добыче олова и  золота. Порт Находка вместе с портами Ванино были теми пунктами, через которые осужденные по 58 статье (контрреволюционная деятельность) отправлялись на Колыму для отбывания  наказания.

12 января 1943 года в Находке открывается лагерный пункт в порту мыса Астафьева с наименование «Подлагпункт № 8. Заключённые из этого лагеря  грузили суда в северные порты, нередко грузом были взрывчатые вещества. Этот лагерь просуществовал три с половиной года и был разрушен в результате  взрыва парохода «Дальсторой».

Капитан парохода «Дальстрой» —  В.М. Банкович. Капитан и художник-маринист П. П. Куянцев написал книгу «Я бы снова выбрал море», одна из глав которой взрывоопасный посвящена этой трагедии. Павел Куянцев пишет: «В носовой трюм насыпью грузили аммонал. Второй трюм, строп за стропом, заполнялся тротилом в резиновых мешках. Работу выполняли заключённые. Куянцев, друживший с капитаном, спросил, почему аммонал грузили насыпью. «Я протестовал, но ничего не вышло. Приказ из Магадана от самого начальства», – ответил капитан. Вдвоём капитан и старпом отправились на берег к военному прокурору. Банкович пытался доказать, что грузить подобным образом категорически нельзя — нужна специальная тара и суда. И что рано или поздно кому-то придётся за это отвечать. Капитан и старпом, ничего не добившись от военного прокурора, снова вернулись на борт. Был обеденный перерыв. На судне и в порту всё стихло. Команда обедала на борту, а грузчики – на берегу. Через несколько минут на пароходе раздался отчаянный крик: «Пожар в первом трюме!». Не ожидая приказаний, старпом рванулся вниз по трапам. Уже на бегу он услышал, как капитан звонил по телефону в машину, приказывал подать воду на палубу, открыть кингстоны и затопить  носовые трюмы».

Павел Куянцев вспоминает: «В 13.40 начался пожар на судне, через 10 минут раздался взрыв огромной мощности. После взрыва – «На мысе Астафьева всё голо. Ни судна, ни складов, ни лагеря, только торчит из воды, где был причал, притонувшая корма парохода. Взрыв застал грузчиков-заключённых у проходной и сбил в страшную кучу. Изорванные тела. В течение суток с неба шёл мазутный дождь, которого на судне было 18000 тонн в бункерах. По дороге более чем за километр валялись разбросанные взрывом расплавленные от жара части судна. Якорь весом в пять тонн был заброшен метров на пятьсот. Взрывной волной в посёлке у мыса Астафьева со всех домов были сорваны крыши и выбиты стёкла, а сам взрыв был слышен за несколько километров».

Сохранились воспоминания Геннадия Буенко, свидетеля  взрыва парохода «Дальстрой: «Отец его Буенко Казимир Юрьевич — был осужден в 1939 г.,  с 1942 по 1945 гг. отбывал срок в Транзитном лагере в Находке, расконвоирован, выполнял должность начальника снабжения и жил у начальника лагеря Смых. В 1946 году его разыскала жена Екатерина Владимировна с дочерью и сыном жили в бараке на мысе Астафьева.  Во время взрыва «Дальстроя» Геннадия взрывной волной отбросило на 17 метров от крыльца, а мать – Екатерину он нашёл мертвой под яблоней с разбитой надвое головой чугунной чушкой. Похоронил на кладбище на мысе Астафьева, впоследствии перенес прах матери на старое кладбище. Отец  от шока не принимал участия в похоронах.

Имеется копия Свидетельства о смерти Буенко Екатерины Владимировны, родившейся в 1908 году, умершей 24 июля 1946 года. Причина смерти: При взрыве парохода «Дальстрой».

24 июля 1946 года в Находке на мысе Астафьева в результате взрыва парохода «Дальстрой» погибли 105 человек, в том числе военнослужащих – 22, гражданского населения – 34, заключённых – 49, было ранено и находилось в лечебных заведениях — 196 человек, в т.ч.  военнослужащих – 55, гражданского населения – 78, заключённых – 63. Министр внутренних дел СССР Сергей Круглов – Иосифу Сталину – Лаврентию Берии.

История учит нас не повторять ошибки, ценить настоящее, созданное прошлыми поколениями, которые иногда созидали в нечеловеческих условиях.

О трагических фактах истории города вы узнаете из следующих источников:

Архивы Музейно-выставочного центра «Находка». Дело № 64.

Архивные фонды Музейно-Выставочного центра «Находка». Дело № 65.

Меринов, Ю.Н. Земля Находкинская / Ю.Н. Меринов. – Владивосток: Русский Остров, 2020. – 336 с., ил.

Сидоров Н.В. ГУЛАГ НКВД: анфас и профиль: документально-исторический очерк о становлении и развитии уголовно-исполнительной системы и о сотрудниках УИС Приморского края. В 2-х томах. — Владивосток: ИГ «Восток-Контракт», 2011.

Бугай, Е. Взрыв на «Дальстрое» / Е. Бугай // Регион. – 1998. — № 2. – 28 ноября. – С. 5.

История Дальстроя в бухте Находка: ноябрь 1939- 1966гг. /  Кудряшова, М.Б.  – Находка. – 1991. – 11 с.

Сапронов, Д. Взорванное лето 1946 года: взрыв парохода «Дальстрой / Д. Сапронов // РИО Панорама. – 2009. – 27 мая. – С. 9.

Письмо М.А. Ивановой о гибели «Дальстроя» / С.А. Ларьков. – М.: Мемориал: научно-информационный центр. – 2002. – 6 мая. – 3 с.

Перейти к верхней панели