Свистов Никита

КЛАДБИЩЕ ЯПОНСКИХ ВОЕННОПЛЕННЫХ В Г. НАХОДКА

ВВЕДЕНИЕ

В 2005 году Находке исполняется 55 лет. Я участвую в городской викторине «Мой город», посвященной этому событию. Во втором туре викторины мне необходимо подготовить ответ на вопрос: «Какое кладбище в черте города на улице Сенявина существовало до 2004 года. Что вам известно об этом кладбище?». Речь идет о кладбище, где похоронены японские военнопленные. Его так и называли — «японское кладбище».
Работая над расследованием, я понял, что тема японского кладбища — настоящее «белое пятно» в истории нашего города.
Документальные свидетельства того времени до сих пор закрыты в архивах, старожилов города, которые помнили бы то время, осталось немного. Большинство фактов, изложенных в работе, я нашел в газетных статьях разного времени, о других узнал из архивов музея истории Находки и разговоров с ветеранами.
Кроме непосредственно истории кладбища, интересно было выяснить, как японские граждане появились в Находке, в каких условиях они работали и жили, как складывались их отношения с местными жителями.

1. ВОЙНА ПРОТИВ ЯПОНИИ

9 мая 1945 года наступила долгожданная победа над фашисткой Германией. Однако полной радости не было: на Дальнем Востоке нашим границам угрожала опасность. Милитаристская Япония продолжала оказывать вооруженное сопротивление союзникам СССР — США и Великобритании, стремилась затянуть войну, выиграть время, чтобы добиться выгодных для себя условий послевоенного мира.
Несмотря на советско-японский договор о нейтралитете, японское правительство тесно сотрудничало с фашистской Германией, поставляя ей разведывательную информацию о состоянии нашей армии и тыла, препятствуя судоходству в нейтральных водах, топя советские суда. Япония держала крупную группировку своих войск на территории Манчжурии и в Корее, сковывая, тем самым, до 40 дивизий Советской Армии на Дальнем Востоке.
8 августа 1945 года правительство СССР, выполняя условия Тегеранской (1943 г.) и Крымской (1945 г.) конференций, заявило, что «с 9 августа Советский Союз будет считать себя в состоянии войны с Японией».
9 августа 1945 г. начались боевые действия советских вооруженных сил против Квантунской армии, дислоцированной в Манчжурии и Корее.
Квантунская армия представляла собой объединение вооруженных сил Японии в Манчжурии, созданное для агрессии против Советской России, Монголии и Китая. В 1945 г. она насчитывала свыше 700 тыс. человек, была укомплектована по штатам военного времени и подготовлена к нападению на Советский Союз.
Боевые действия велись на 3 фронтах:
— Забайкальском (на западной границе Маньчжурии);
— на 1-ом Дальневосточном (на восточной границе Маньчжурии):,
— на 2-ом Дальневосточном (в Приамурье).
Главнокомандующим Советскими Вооруженными Силами на Дальнем Востоке был назначен маршал Советского Союза A.M. Василевский. Мощные удары сухопутных фронтов сочетались с действиями Тихоокеанского флота, который осуществил десантные операции в корейские порты Юкки, Расин, Сейсин, Одецин и Гензан, порты о. Сахалин и на Курильские острова. Флотская авиация нанесли ряд сокрушительных ударов по базам противника.
За 23 дня боевых действий, в которых участвовали и вооруженные силы Монголии, советские войска разгромили Квантунскую армию и японские войска на Южном Сахалине и Курильских островах, освободили Северо-Восточный Китай, Северную Корею, Южный Сахалин и Курильские острова. Тем самым Япония лишилась реальных сил и возможностей продолжать войну на Дальнем Востоке.
2 сентября 1945 г. в Токийской бухте на борту американского линкора «Миссури» представители Японии подписали акт о безоговорочной капитуляции, что означало завершение Второй Мировой Войны.
Японские войска потеряли около 84 тысяч убитыми. По воспоминаниям маршала A.M. Василевского, в плен советские войска взяли 148 японских генералов и 594 тысячи офицеров и солдат.

2. ЯПОНСКИЕ ВОЕННОПЛЕННЫЕ В СССР

Подготовка к приему на территории СССР японских военнопленных началась советским командованием задолго до капитуляции Японии.
За годы Великой Отечественной Войны в стране сложилась система работы с военнопленными. Часть из них оставалась в рабочих батальонах Министерства вооруженных сил, но большинство военнопленных переходило в распоряжение НКВД-МВД. По аналогии с Главным управлением лагерей НКВД (ГУЛАГ) было создано Главное управление по делам военнопленных и интернированных (ГУПВИ). Интернирование — насильственное задержание граждан враждебного государства в годы войны. Интернированию подверглось и японское гражданское население Дальнего Востока. После войны военнопленные и интернированные были основной трудовой силой по восстановлению разрушенного народного хозяйства СССР. Уже за две недели до капитуляции Японии пленные японцы были «распределены» для работ на различных объектах.
В соответствии с постановлением ГКО № 9898 от 23 августа 1945 года 25 августа маршалом Василевским был подписан приказ фронтам. По приказу необходимо было:
— сформировать строительные батальоны из военнопленных японцев и сосредоточить их в пунктах погрузки для отправки в СССР;
— сформировать 55 рабочих батальонов из военнопленных японцев для работ внутри фронтов.
4 сентября 1945 г. (через 2 дня после капитуляции Японии!) был издан приказ Василевского фронтам и Тихоокеанскому флоту о немедленной отправке японских пленных в лагеря принудительного труда на территории СССР. По этому приказу военнопленные отсылались в разные города, в том числе: в г. Владивосток — 48000 человек, в г. Сучан — 15000 человек, в бухту Находка — 4000 человек.
29 сентября 1945 г. в нашей стране было введено в действие «Положение о трудовом использовании военнопленных». Согласно Положению, стройки и предприятия, на которые направлялись военнопленные, выступали в качестве хозяйственных органов — работодателей (хозорганов), а НКВД в лице лагерей военнопленных — в качестве поставщика рабочей силы.
Хозорганы должны были обеспечить военнопленных работой, благоустроенным жильем, транспортом. От лагеря требовалось поддерживание постоянного количества людей, работающих на объекте и сохранение их работоспособности. Поэтому важнейшей задачей НКВД являлось физическое состояние пленных: их жилищные условия, питание, медицинская помощь, обеспечение одеждой обувью, охрана труда, продолжительность рабочего времени. После Великой Отечественной Войны НКВД, бывший в 30-е годы прежде всего карательным органом, теперь должен был заботиться о своих подневольных работниках.
Осенью 1945 года в распоряжение ГУПВИ стали поступать первые партии японских военнопленных. Армия, отправляя пленных японцев в СССР, должна была обеспечить их одеждой и обувью по сезону, постельными принадлежностями и продуктами питания в достаточном количестве (по решению ГКО № 9898 от 23 августа 1945г.). О том, что это не всегда выполнялось, подробно написано в статье «Исторические этюды с харакири» (АиФ — Дальинформ, 1995 г., № 35).
ГУПВИ также оказалось не готово к одновременному приему и содержанию почти 600 тысяч бывших солдат и офицеров японской армии, поэтому первая же зима 1945-1946 гг. была отмечена высокой смертностью японцев, не приспособленных к суровым условиям Сибири и Дальнего Востока.
С января до июля 1946 г. руководство НКВД-МВД издало более 10 приказов и директив о мерах по улучшению содержания военнопленных.
31 января 1946 г. НКВД отклонило просьбу секретаря ЦК КП(б) Киргизии Боголюбова о выделении военнопленных японцев на строительство железной дороги Кант — Рыбачье. А 3 мая 1946 г. МВД отказало в просьбе секретарю крайкома Назарову о направлении в Хабаровский край дополнительно 10000 японцев. Все это МВД сопровождало предложениями о дополнительном обеспечении японских военнопленных зимней одеждой и обувью. Тогда же появился проект перевода пленных японцев в более подходящие для них климатические условия — в Закавказье.

3. ЯПОНСКИЕ ВОЕННОПЛЕННЫЕ В БУХТЕ НАХОДКА

В Находку военнопленные японцы прибывали по железной дороге на станцию Каменка (Бархатная). Затем их распределяли по лагерным подразделениям. Лагеря для военнопленных располагались в районе озера Соленого, пади Ободной, автовокзала (прямо на берегу бухты) и рыбного порта. Есть сообщения, что бараки для японцев также находились в районе Тихоокеанской, станции Находка.
Каждое утро японцы отделениями отправлялись на работу. Их руками в Находке построено очень много объектов. По воспоминаниям старожилов, военнопленные строили жилые дома на улицах: Комсомольской, Макаренко, Садовой, Полевой, Сибирской, Гагарина, Горького, на Пятачке (Ленинской), в Почтовом переулке, в районе Центральной площади и возле станции Каменка. Также они сооружали дамбу через озеро Соленое, Находкинский гидроузел, паротурбинную станцию, железную дорогу от станции Каменка до торгового порта, школу № 6, укрепляли берега бухты для будущих причалов Приморского судоремонтного завода.
В конце 40-х — начале 50-х годов японские военнопленные были основной рабочей силой, но до последнего времени этот факт истории города замалчивался.
Непосредственно общался с японцами и выполнял их просьбы Федор Максимович Карпов. В 1989 г. Приморский край посетил президент Всеяпонской Ассоциации бывших военнопленных господин Рокуро Сайто и вручил Ф.М.Карпову медаль «Мир и гуманизм» и благодарственную грамоту за помощь больным и раненным японцам в госпиталях. На медали нарисован голубь мира. Такую же медаль получили майор медицинской службы, работавший в госпитале для пленных японцев, Жуленко Яков Прокопьевич и медсестра госпиталя, фамилию которой, к сожалению, узнать не удалось.
Ф.М. Карпов в настоящее время живет в поселке Врангель, на улице Бабкина, дом 15, кв. 65. С ноября 1946 г. по сентябрь 1950 г. Федор Максимович работал заведующим торговым отделом Рыбкоопа, председателем правления Рыбкоопа, заведующим торговым отделом горисполкома г. Находка.
Федор Максимович и его жена Ирина Сергеевна, приехавшая в Находку р. 1940 г. десятилетней девочкой, поделились воспоминаниями о том времени. Отношения между пленными японцами и жителями Находки были хорошие. Японцы были очень дисциплинированными, за все время не было ни одногослучая побега, не было конфликтов между самими военнопленными. В бараках, на территории лагерей, в палатах госпиталя всегда было очень чисто. Ирина Сергеевна рассказала о том, как врач-японец с помощью своей мази спас ее племянника: годовалый мальчик опрокинул на себя кипяток. Также у нее был карандашный портрет, сделанный японским художником. Ирина Сергеевна очень сожалеет о том, что в последствии портрет затерялся.
Иванова Мария Ефремовна, жительница Находки с 1948 г., работала учительницей начальных классов в школе на станции Находка. Пленные японцы пригласили местных жителей в клуб на концерт. Во время концерта японцы сидели на полу, а для гостей поставили стулья. Японские военнопленные очень красиво пели, в том числе и русские песни на японском языке.
В Находке был госпиталь для военнопленных. Здание госпиталя за ДМУ сохранилось до сих пор. Сейчас в нем располагается экономико-правовой колледж «Лидер-2». В госпитале работало 3 хирурга, 4 терапевта и младший медперсонал из японцев-медиков. По воспоминаниям Жуленко Якова Прокопьевича, работавшего в госпитале патологоанатомом, до 90% умиравших японцев были больны туберкулезом.
Японские военнопленные находились в СССР и бухте Находка примерно до мая-апреля 1950 г. После этого в нашей стране осталось сравнительно небольшая часть отбывавших свое наказание военных преступников.

4. ИСТОРИЯ ЯПОНСКОГО КЛАДБИЩА

Официальная история кладбища японских военнопленных в конце улицы Сенявина начинается с 1949 г.
На заседании исполнительного комитета Находкинского поселкового совета депутатов трудящихся от 28 июня 1949 года обсуждался вопрос об отведении места для захоронения военнопленных лагерей МВД. Как записано в протоколе, в 1945-1946 гг. уже хоронили пленных японцев на участке в 500 м. на север от поселка Транзитка, на горе. Но так как в этом районе предполагалось строительство, под кладбище отвели 1 гектар земли в районе 2-го участка поселка Рыбстрой. Останки 11 японцев, захороненных возле поселка Транзитка, решили перенести на новое кладбище. Протокол № 7 заседания исполнительного комитета Находкинского поссовета подписали председатель поссовета депутатов трудящихся Коваль, секретарь поссовета Евтушенко. 3 городском архиве работала и сделала копию протокола краевед, член Общества Изучения Амурского края Мария Антоновна Иванова.
В настоящее время улица, на которой находилось кладбище военнопленных японцев, называется улицей Сенявина. После 1949 года улица постепенно застраивалась и сейчас участок кладбища окружен одноэтажными домами.
Сначала на могилах стояли небольшие тумбы и конуса из дерева. Потом положили аккуратные бетонные надгробья, одинаковые для офицеров и рядовых солдат. Только для могилы генерала Квантунской армии сделали более красивый памятник. Через некоторое время появился общий для всех мемориал, возле которого приезжавшие в Находку японцы чтили память своих соотечественников, выполняли положенные ритуалы.
За порядком на кладбище с 1987 года следил специальный смотритель — Василий Асанович Господарик. Благодаря нему кладбище всегда было очень ухоженным.
Официальное решение о размещении кладбища японских военнопленных на 2-ом участке поселка Рыбстрой (в дальнейшем этот район города называли просто — 2-й участок) принято 28 июня 1949 года, но ведь пленные находились в Находке с осени 1945 года. А к весне 1947 г. в бухте Находка было сосредоточено свыше 40 тысяч японцев, так как отсюда велась отправка их в Японию.
Вероятно, японцев, умерших в бухте Находка в период с осени 1945 г. до 28 июня 1949 г., было намного больше, чем 11 человек, о которых говорится в протоколе № 7. В газетных статьях называют различное количество похороненных на кладбище: 516, 542, 573. 750 . Но все эти цифры вызывают большое сомнение в том, что умерших военнопленных было так мало. Карповы Ф.М. и И.С. также считают, что их было гораздо больше.
В воспоминаниях Жуленко Я.П., находящихся в фондах городского музея, описан случай, когда в течение дня он принял 70 больных, и в этот же день было 7 умерших.
По воспоминаниям старожила нашего города Галины Ильиничны Киселевой, проживающей по адресу: ул. Спортивная, дом 7, кв. 93, которая в 1949-1950 гг. жила в районе госпиталя японских военнопленных, они каждый день наблюдали похоронные процессии в сторону кладбища. Японцы несли тела умерших завернутыми в ткань, без гробов. По ее мнению, захоронения на сопках 2-го участка производили и до 1949г. и занимали они большую площадь, чем та территории, которую в последствии огородили забором. Галина Ильинична, хотя была в то время 13-тилетней девочкой, слышала разговоры взрослых о случаях захоронения в одной могиле нескольких тел.
Скорее всего, официальное отведение площади под кладбище произошло по факту, т.е. после того, как там некоторое время хоронили японцев. Важно и то, что кладбище расположено совсем недалеко от госпиталя — через сопку. По воспоминаниям Ф.М.Карпова госпиталь для японцев организовали сразу, как они стали прибывать в Находку, т.е. осенью 1945г.
Возникает вопрос — где же еще хоронили японцев?
В газете «Новости» от 28 января 2005 года опубликована статья «Адский котел». В статье приведена карта-схема некоторых лагерей политзаключенных. Под цифрой «8» на схеме отмечено кладбище японских военнопленных в районе Ленинской.
Возможно, что могилы японских пленных находились и в других районах города, но где точно, в ходе расследования установить не удалось — старожилы вспоминали только о кладбище на улице Сенявина. Более точные цифры о японских военнопленных, умерших и захороненных в бухте Находка, а также сведения о причинах смерти, возможно, есть в архивах МВД.
В 1991 году правительство СССР и Японии подписали соглашение «О лицах, находившихся в лагерях для военнопленных». По этому соглашению японская сторона вывозит на родину все останки своих граждан, умерших в плену в Советском союзе в 1940-50 годах. Японская сторона — это Министерство здравоохранения, труда и благосостояния Японии. С российской стороны им помогают администрации Приморского края и города Находки.
Работа по отправке в Японию погибших и умерших во время Второй Мировой Войны японских солдат проводится не только в России. Японцы верят в то, что их душа может успокоиться только на родине.
Первоначально японские специалисты вскрыли несколько могил и взяли пробы грунта. В июне 2004 года начался заключительный этап. Японцу вскрыли могилы и вынули останки умерших соотечественников. Затем останки перевезли на городское кладбище для кремации. Процедура эта сложная и ответственная. Перед кремацией проводилась панихида по погибшим: минута молчания и возложение цветов к алтарю, выполненному в национальных традициях.
После кремации прах вывезли на родину. В Японии проводится экспертиза на ДНК, которая подтверждает соответствие останков конкретной личности. Затем прах передается семье погибшего или помещается в общую усыпальницу.
Всего летом 2004 года в Находке работали 4 японских правительственных группы сбора останков японских граждан, умерших в заключении в Советском Союзе. В состав делегаций также входили члены «Японской ассоциации членов семей павших» и члены «Японской молодежной группы сбора останков». По данным начальника управления благоустройства Находкинского городского округа Созонтовой Ирины Петровны на родину, в Японию, были вывезены останки 524-х человек. С японскими гражданами, работавшими на кладбище в Находке, встречалась главный библиограф Центральной библиотеки, краевед Ковалева Зоя Николаевна. Ее впечатления от встреч с нами — самые хорошие. При вскрытии могил бывали случаи, когда в одном захоронении оказывались несколько тел, или тела без черепа, или три берцовых кости. Возможно, это произошло из-за формального, негуманного отношения к умершим японцам как к оккупантам и захватчикам. Японцы, забиравшие останки своих сограждан, в большинстве были внуками умерших. Они принимали отношение русских людей к своим предкам, понимая, что их деды участвовали в захватнической войне. Японцы не осуждали русских людей и повторяли, что они постараются, чтобы Япония не принимала участие в военных действиях.
В настоящее время территория бывшего кладбища приходит в запустение: дорожка из бетонных плит практически разрушена, металлический забор покосился. Мэр города Находки Виктор Гнездилов на встрече с заместителем Министра здравоохранения, труда и благосостояния Японии господином Такаси Танихата 23 августа 2004 г. предложил обустроить парк памяти на месте бывшего захоронения японских граждан. Японская сторона поддержала это предложение, но, к сожалению, в этом направлении ничего не делается.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Во время работы над расследованием о кладбище японских военнопленных в Находке я узнал много нового об истории нашего города. Я познакомился с интересными людьми — старожилами города. Меня взволновало отношение японцев к своим предкам. К сожалению, мы никогда не сможем показать им все могилы соотечественников, умерших в русском плену, вдали от Родины. Историю, в том числе и неприятную, изменить невозможно, но можно и нужно сделать выводы и не повторять ошибок прошлого.



ГосУслуги

Официальный сайт администрации Приморского края
Перейти к верхней панели