Результаты археологических исследований в Приморье за 2015-2016 годы

28 июля состоялась очередная  встреча краеведов.  О «Результатах археологических исследований в Приморском крае в 2015-2016 годах» рассказала научный сотрудник  Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН (Владивосток) Васильева Татьяна Афанасьевна. Татьяна Афанасьевна подготовила электронную презентацию об археологических исследованиях, показала некоторые артефакты.

Т.А. Васильева в настоящее время проводит исследования на территории Екатериновского городища. Находки этого сезона порадовали: раскопаны два жилища дворцового типа с колоннами, интересные артефакты.

Татьяна Афанасьевна предоставила ГБМ свои статьи. Предлагаем их вашему вниманию.

IMG_0581

Васильева Т.А.

  IMG_0584

ПАМЯТНИКИ ЧЖУРЧЖЭНЬСКОГО ВРЕМЕНИ В ПРИМОРЬЕ

 Первые сведения об археологических памятниках Южно-Уссурийского края относятся к концу 50-х годов XIX в., т.е. ко времени освоения этого региона. К этому времени уже были опубликованы исследования русских востоковедов – Н.Я. Бичурина, В.П. Васильева, В. Горского, которые, используя данные китайских, маньчжурских, корейских и японских письменных хроник, изложили древнюю и средневековую историю Дальнего Востока и сопредельных территорий (Бичурин Н.Я., 1950; Васильев В.П., 1857; Горский В., 1852). Поэтому  первые путешественники и исследователи, посетившие этот регион и обнаружившие следы пребывания древних людей в крае, могли определить принадлежность и время появления средневековых памятников русского Дальнего Востока. Эти сведения стали известны благодаря работам М.И. Венюкова (Венюков М.И., 1952), И.А. Лопатина (Лопатин И.А., 1869), Н.М. Пржевальского (Пржевальский Н., 1947, с. 75-76) и многим другим.

Большое значение для изучения средневековья  имела историко-этнографическая экспедиция в Южно-Уссурийский край архимандрита Палладия (Петр Иванович Кафаров), который обладая прекрасными знаниями в области китайской исторической литературы, языка, древней истории, попытался сопоставить эти сведения с конкретными  археологическими памятниками. Им было сделано квалифицированное  описание остатков старины, памятники датированы и высказаны предположения об их назначении и происхождении (Палладий, 1972, с. 94-96, 124,326,364).

С образованием Общества изучения Амурского края (ОИАК) в 1884 г. в нем были объединены местные исследователи для всестороннего изучения края. Научная организация археологических исследований – заслуга первого председателя ОИАК – Ф.Ф. Буссе и его сподвижников – Г.Д. Маркова, В.П. Маргаритова, Л.А. Кропоткина, М.Г. Шевелева.

Ф.Ф. Буссе вел учет всех поступающих сведений об археологических памятниках Дальнего Востока, занимаясь обширными полевыми исследованиями в тех местах, где памятникам грозило уничтожение. Раскапывались курганы, снимались планы городищ со сбором подъемного материала, результаты работы публиковались в “Записках Общества изучения Амурского края”. В 1890 г. во Владивостоке начинает работать музей ОИАК, где был собран значительный материал по древней истории и археологии края. К работе привлекались квалифицированные специалисты историки, востоковеды, архивисты, этнографы. Результатом работы Ф.Ф. Буссе была предложенная классификация известных памятников и предварительная периодизация древней истории Приморья. (Буссе Ф.Ф., 1888, с. 3-5).

В 1908г.  была составлена первая сводная археологическая карта южной и юго-западной части Приморья (96 памятников) (Буссе Ф.Ф., Кропоткин Л.А., 1908). С начала ХХ в. создаются музеи в Хабаровске и Благовещенске  – научно-просветительские центры по организации исследований. С созданием историко-археологических экспозиций в музеях формируется и новое отношение к древнему прошлому юга Дальнего Востока России.

Велика роль В.К. Арсеньева в изучении древней истории Дальневосточного края. По сравнению с предыдущими исследователями методика его работ стала значительно совершеннее. Археологические материалы сопоставляются с этнографическими и фольклорными. Проводя классификацию и типологию объектов, датировку, он рассматривает вопросы назначения ряда средневековых памятников и их периодизацию. (Арсеньев В.К.,  1947, с. 315).

Еще одним  центром по изучению древней истории края стал Никольск-Уссурийский, где было создано Южно-Уссурийское отделение Приамурского Отдела Русского Географического общества. Инициатором его образования стал А.З. Федоров, который занимался изучением памятников старины в районе современного Уссурийска и составил их подробнейшую карту, и она не потеряла своей значимости и поныне. Им велись тщательнейшие раскопки как в самом Уссурийске, так и на Краснояровском городище (правый берег р. Суйфуна) (А.З. Федоров, 1916, дневник), результаты были  опубликованы (Федоров А.З., 1916). Им же поднимались вопросы о принятии мер по охране памятников старины.

В силу многих причин археологические работы на средневековых памятниках Приморского края не велись до 50-х годов. И только с 1953 г. с созданием Дальневосточной  археологической экспедиции (ДВАЭ) под руководством А.П. Окладникова и образованием в 1954 г. Отдела истории, археологии и этнографии Дальневосточного филиала АН СССР во Владивостоке началось относительно планомерное изучение памятников средневековья юга Дальнего Востока.

После разведочных работ в 1953-1955 гг. под руководством научного сотрудника Отдела Э.В. Шавкунова началось изучение остатков двух буддийских храмов в долине р. Чапигоу (Кроуновки) и нескольких бохайских погребений (Шавкунов Э.В.,  1958, Отчет; Шавкунов Э.В., 1959, Отчет; Шавкунов Э.В., 1960, Отчет). Сотрудниками Отдела истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока проводятся широкие разведочные работы по выявлению новых археологических объектов и уточнению местонахождения известных ранее, уточняется их датировка. Через 40 лет ДВАЭ возвращается к работам на одном из наиболее крупнейших городищ чжурчжэньского времени в Приморье – Краснояровском. Первые итоги изучения археологических средневековых памятников Приморья вошли в книгу А.П. Окладникова «Далекое прошлое Приморья» (Окладников А.П., 1959). Основу её составляли данные письменных источников, но были учтены все новые сведения и вновь полученные археологические источники – материалы раскопок Э.В. Шавкунова, М.В. Воробьева, Н.Н. Забелиной. Впервые появилась возможность сопоставить данные письменных источников с археологическим материалом.

За это время были проверены сведения из материалов Ф.Ф. Буссе и разведочными  и первыми раскопочными работами были охвачены такие памятники чжурчжэньского времени как Николаевское городище, Шайгинское, Екатериновское.

Работы, проводимые в последующие годы, позволили уточнить ареал распространения средневековых памятников в Приморье, наметить план  их исследования, а полученные материалы и работы предшественников явились достаточной базой для проведения классификации известных памятников Приморья и их периодизации.

 В основу классификации были положены не только внешние признаки средневековых городищ, но и их внутренняя структура,  данные археологии и топографии, т.е. учитывалась социально-политическая и экономическая значимость памятника в те времена (Шавкунов Э.В., 1968, с. 189-190. О периодизации и классификации…).

Но неодинаковая степень изученности  известных средневековых памятников оставляет вопрос об их классификации и периодизации далеким от окончательного решения даже в настоящее время.

Неоценимую и весьма плодотворную работу по изучению истории и культуры чжурчжэней по материалам, прежде всего, письменных источников, а также по итогам раскопок Краснояровского, Николаевского, Ананьевского, Шайгинского и др. городищ в Приморском крае и археологических исследований китайских и японских археологов в Маньчжурии провел М.В. Воробьев (Воробьев М.В., 1975; 1983,). В монографиях рассмотрен широкий круг вопросов, связанных с происхождением, хозяйством, социально-экономическим положением, культурой, бытом, политической историей чжурчжэней.

В 1978 г. был опубликован свод «Археологические памятники Приморского края» (Хорев В.А., 1978), явившийся обобщением более чем столетней истории археологических поисков на территории Приморского края. Более 200 памятников из этого свода относится к периоду раннего средневековья. Часть из них была известна из археологических карт Ф.Ф. Буссе и Л.А. Кропоткина.  Большая часть памятников обнаружена и обследована после 1953 г. участниками Дальневосточной археологической экспедиции и сотрудниками Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВНЦ АН СССР, специалистами из Дальневосточного государственного университета, Уссурийского пединститута, Хабаровского пединститута, музеев г. Владивостока.

С 80-х годов начинается интенсивное, целенаправленное и плодотворное изучение эпохи средневековья юга Дальнего Востока профессионалами. Дальневосточные археологи занимались изучением жилых, производственных и культовых комплексов, отражающих быт, культуру и социально-экономическое положение основных производителей материальных ценностей, то есть ремесленников, земледельцев, охотников и рыболовов, животноводов, а также рядовых воинов — тех, кто является действительным созидателем и хранителем подлинной народной культуры. Полученные археологические данные использовались для реконструкции культурно-исторических процессов, проходивших в дальневосточном регионе.

Поэтому в первую очередь раскопки продолжились на таких городищах как Шайгинское и Екатериновское, Николаевское (Партизанский район), Скалистое (Ольгинский район), Ананьевское (Надеждинский), Лазовское (Лазовский), Новогордеевское городище и селище, Шкляевское городище (Анучинский), Николаевские городища и Осиновское поселение (Михайловский район), Майское городище (Ханкайский район),  Краскинское городище и могильник (Хасанский район). Раскопки  большими площадями позволили заняться  изучением вопросов возведения и планировки города, социальной топографии, демографии, палеоэкономики. В результате исследований стали доступны археологические источники, которые в значительной мере расширяют и дополняют свидетельства письменных источников. При этом исследователями учитывались те социальные процессы, которые протекали в момент существования памятника. Все эти данные позволяют всесторонне охарактеризовать основные отрасли хозяйства, жизнь и быт простого народа, воссоздать их культуру и верования.

Огромное значение при изучении истории чжурчжэней играют письменные источники.  Из них становится ясно, что особую роль в истории Восточной Азии сыграли мохэские племена рода хэйшуй, известные впоследствии под именем чжурчжэней. По летописным данным известны мирные и непокорные чжурчжэни. Племена непокорных чжурчжэней жили к востоку и северо-востоку от р. Сунгари.  К XI в. среди мохэских племен выделился род Ваньянь, выступивший инициатором объединения и освобождения племен от киданей. В 1115 г. первый чжурчжэньский император Агуда объявил о создании империи Цзинь (Золотой, Алтун). Могущество империи держалось на боеспособной  и поначалу непобедимой армии. Великая империя, которая была создана чжурчжэнями и покорила половину Китая, оказала заметное влияние на культуру многих народов.  

Население империи Цзинь было очень разнородным, подавляющее большинство составляли китайцы, но высшие государственные посты принадлежали членам знатнейших чжурчжэньских родов. По законам Цзинь вся земля в империи должна была быть государственной. Обживая новые земли, поселенцы получали казенные земли, тягловый скот, сельхозинвентарь и освобождались от налогов. Знать в обход законов присваивала земли и заставляла их обрабатывать зависимых крестьян. Положение усугубилось с началом военных действий против монголов в начале XIII в. Сразу активизировались народы, насильственно включенные в состав чжурчжэньской империи. После ряда крупных поражений  и потери столиц командующий чжурчжэньскими  войсками Пусянь Ваньну со 100 000 войском  совершил переход на восток в губернию Хэлань и в г. Кайюань (Краснояровское городище в Приморском крае) и объявил о создании государства Восточное Ся (Дун Ся). (Ивлиев А.Л. 1993. С. 8-17.) Это была попытка сохранить остатки чжурчжэньского государства. Но противостоять монголам и южным китайцам  не удалось. В 1233 г. Восточное Ся пало, а в 1234 г. прекратила свое существование и Золотая империя.

Несмотря на непрерывные войны, народы, населявшие империю Цзинь, строили города, возделывали пашни, ковали оружие, отливали украшения и оставили после себя многочисленные памятники, которые и привлекали внимание первопоселенцев, обследовавших таинственный Южно-Уссурийский край.  

Восточные средневековые города строились по четко разработанным канонам   и  планам. Форма по возможности должна была быть прямоугольной и улицы ориентированы с севера на юг  (Стужина Э.П., 1979, с. 16,26,31)

Расселение проводилось по профессиональным признакам. Города были военно-административными, ремесленно-торговыми, культурными центрами.

В настоящее время в Приморье известно около 100 городищ. По месту расположения они делятся на долинные и горные. Долинных  значительно меньше, чем горных и существовали долинные городища более длительное время, чем горные. Это Майское (Ханкайский район), Николаевское (Партизанский), Южно-Уссурийское и Западно-Уссурийское (Уссурийский), Чугуевское (Чугуевский) и Стеклянухинское (Шкотовский район). Южно-Уссурийское и Майское городища имеют только цзиньские материалы, остальные – многослойны (Артемьева Н.Г., 2005. –С. 542-591). В плане они подпрямоугольные, обнесены земляными валами (на некоторых разрушенных частично или полностью) с башенными выступами и глубокими и широкими рвами, их площадь от 2 до 100 га. Ворота защищены дугообразными захабами. Вокруг городищ прослеживаются большие поселения.

Горные городища в Приморье изучены намного лучше. В большинстве своем они относятся ко времени существования на территории Приморья государства Восточное Ся. Одной из столиц этого государства было Краснояровское городище (Уссурийский  район) (Артемьева Н.Г., 2005). Это город-крепость, воздвигнутая на горном утесе с несколькими плато, пересеченными оврагами и окруженная мощным земляным валом с башнями. Площадь города 180 га. Внутри города прослеживаются дополнительные выгороженные участки – Внутренние города и редут. На территории Внутреннего города  были исследованы остатки зданий административного типа колоннадной конструкции с черепичной крышей. В одном из них располагалась палата мер и весов, где были найдены бронзовые эталонные гири. Все они содержат надпись с датой выпуска – 1230 г. Есть дата и на печати Еланьского мэнъаня – 1222 г. Она принадлежала начальнику чжурчжэньской военно-административной единицы мэнъань – тысячедворки.

 Во внешнем городе вскрыты остатки жилых, хозяйственных и производственных сооружений. Практически во всех жилищах обнаружены следы перестроек.  Для сооружения кана использовался использованный кирпич, базы от колонн, обломки жерновов.

Шайгинское городище находится в распадке сопок. Его площадь около 45 га. Мощный вал окружает город. В городе четверо ворот, на поворотах вала находились сторожевые башни с площадками для камнеметов. В городище – четыре Внутренних города и редут. Склоны распадка изрезаны террасами, на которых возводились жилые и производственные кварталы.  Селились жители этого города по профессиональному признаку. На берегу ключа, протекающего по дну распадка,  были найдены государственные мастерские по производству и обработке металла. Здесь же и жили ремесленники (Шавкунов Э.В., 1990).

Большинство материалов, по которым мы можем воссоздать материальную и духовную культуру чжурчжэней Приморья, были получены на Шайгинском городище. Здесь было исследовано более 200 жилищ. Все они наземного типа каркасно-столбовой конструкции. Дома отапливались канами, дымоходы которых выходили в трубы. Рядом с жилищами почти всегда располагался хозяйственный двор, на котором часто сооружали лабаз – постройку на высоких столбах, где хранили запасы зерна, инвентарь.

Екатериновское городище находилось на чашевидном склоне сопке, разделенном распадком на две части. Его площадь 27 га. Мощные валы огораживали городище. Внутри прослеживаются три  Внутренних города и редут.

Раскопки северо-восточного Внутреннего города показали, что здесь располагались административные учреждения города с государственными чиновниками, которые были наделены соответствующей властью. Они занимались  вопросами, связанными с организацией повседневной жизни города, его благоустройством.

Характерной особенностью екатериновских жилищ была завалинка-обваловка в виде невысокого вала подковообразной формы, которая окружала стены жилища по периметру.

 Ананьевское городище расположено на горном отроге (Хорев В.А., 2002), его площадь 10 га. Анализ всего материала позволил предположить, что этот город относится к военным поселениям, которым правительство выделяло земельные наделы, обеспечивало тягловым скотом и семенами для посева, инвентарем и крепостными. Взамен население должно было нести воинскую службу.

Материалы, собранные на этих и всех других городищах чжурчжэньского времени в Приморском крае говорят о том, что хозяйство населения этих городищ носило комплексный характер с развитым ремесленным производством и сельским хозяйством, в основе которого было пашенное земледелие и скотоводство.

Важнейшими отраслями ремесленного производства  были добыча полезных ископаемых и выплавка и обработка металла. На Шайгинском городище была раскопана большая казенная мастерская, в которой находились восемь плавильных печей, сложенных из кирпича, кузнечный и два плавильных горна. Ремесленники изготавливали орудия труда, вооружение, бытовые вещи. Из цветных металлов и их сплавов – меди, свинца, олова, бронзы, серебра, золота – отливали украшения: детали поясов, серьги, браслеты, кольца, бубенчики и многое другое.

 В каждом жилище обязательны находки остатков керамической посуды. Гончары умели делать кухонную посуду, столовую, тарную, парадную, техническую. А вот печей для обжига керамики пока не нашли. Зато в с. Сергеевка Партизанского района обнаружены печи для обжига черепицы, загруженные готовой продукцией. Развивалось ткачество. Полотно ткали из льна, конопли, крапивы. Было знакомо чжурчжэням производство шелков. Чжурчжэни были прекрасными охотниками и рыболовами. Приморские леса были богаты зверем и дичью. Основными объектами охоты были косули, кабаны, олени, пушной зверь. В дело шло все – от рогов и копыт, мяса, до шкур и жил. В реках и озерах ловили рыбу. Торговали с соседними странами.

Религиозные представления чжурчжэней были многообразны. Буддизм и даосизм сосуществовал с первобытными верованиями и шаманизмом. Высок был уровень развития культуры чжурчжэней, была создана собственная письменность.

Могущество империи Цзинь было подорвано постоянными войнами и внутренней борьбой знати за  власть и в 1234 г. Золотая империя пала.

ЛИТЕРАТУРА

  1. Арсеньев В.К. Памятники старины в Уссурийском крае и Маньчжурии //Арсеньев В.К. Соч. – Владивосток: Примиздат, 1947. Т. 4. –С. 313-318.
  2. Артемьева Н.Г. Города чжурчжэней Приморья. //Российский Дальний Восток в древности и средневековье. – Владивосток: Дальнаука, 2005. -696 с.).
  3. Бичурин Н.Я. (Иакинф). Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена. – М.: Л.: Изд-во АН СССР, 1950. Т. 1. –380 с.; Т. 2. – 336 с.; 1953. Т. 3.
  4. Буссе Ф.Ф. Остатки древности в долинах Лефу, Даубихэ и Улахэ //Записки общества изучения Амурского края. – Владивосток, 1888. Т. 1. С. 1-28.
  5. Буссе Ф.Ф., Кропоткин Л.А. Остатки древностей в Амурском крае //Записки общества изучения Амурского края. – Владивосток, 1908. Т. 12. С. 1-66.
  6. Васильев В.П. История и древности восточной части Средней Азии от X до XIII века, с приложением перевода китайских известий о киданях, чжурчжэнях и монголо-татарах. – СПб., 1857. –235 с.
  7. Венюков М. Путешествия по Приамурью, Китаю и Японии. Б\м: Дальневосточное книжное издательство, 1952. – 302 с.
  8. Воробьев М.В. Чжурчжэни и государство Цзинь (Х в. – 1234 г.). Исторический очерк. –М.: Наука, 1975. –448 с.
  9. Воробьев М.В. Культура чжурчжэней и государства Цзинь (Х в. – 1234 г.). –М.: Наука, 1983. -349 с.
  10. Горский В. Начало и первые дела Маньчжурского дома // Труды членов Российской духовной миссии в Пекине. – СПб., 1852. Т. 1. –С. 1-188.
  11. Ивлиев А.Л. Изучение истории государства Восточное Ся в КНР // Новые материалы по археологии Дальнего Востока России и смежных территорий: (Докл. V сес. Науч-проблемного совета археологов Дальнего Востока). –Владивосток, 1993. С. 8-17.
  12. Лопатин И.А. Некоторые сведения о 49 урочищах в Амурской стране // Архив ЛО Ин-та археологии АН СССР. Ф.1, 1869 год, № 34. – 32 л.
  13. Окладников А.П. Далекое прошлое Приморья. (Очерки по древней и средневековой истории Приморского края). – Владивосток: Прим. Книжное изд-во, 1959. –292 с.
  14. Палладий (Кафаров). Этнографическая экспедиция в Южно-Уссурийский край. Письма архимандрита Палладия из Владивостока и села Никольского //Известия императорского РГО. 1871. – СПб., 1872. Т. VII. Отд. 2. Вып. 2. – С. 91-97; Вып. 3. –С. 123-124; Вып. 6. –С. 325-327; Вып. 7. –С. 364-366.
  15. Пржевальский Н.М. Путешествие в Уссурийском крае в 1867-1869 гг. – М.: Географиздат, 1947. –310 с.
  16. Стужина Э.П., 1979, с. 16,26,31) Китайский город XI-XIII вв.: экономическая и социальная жизнь. –М.: Наука, 1979. -408.
  17. Федоров А.З. Дневник // Фонд Александра Зиновьевича Федорова. -Приморский Государственный объединенный краеведческий музей им. В.К. Арсеньева. МПК 4780. 324 с.Федоров А.З. Памятники старины в городе Никольск-Уссурийском и его окрестностях. –Никольск-Уссурийский, 1916. –16 с
  18. Хорев В.А. Археологические памятники Приморского края. – Владивосток, 1978. –72 с.
  19. Шавкунов Э.В. Отчет об археологических раскопках Дальневосточного филиала СО АН СССР в 1958 году //Архив Ин-та археологии АН СССР, р-1, № 1719. –44 л.
  20. Шавкунов Э.В. Культура чжурчжэней-удигэ XII-XIII вв. и проблема происхождения тунгусских народов Дальнего Востока. – М.: Наука, 1990. -282 с.

ЕКАТЕРИНОВСКОЕ ГОРОДИЩЕ

Находится в 2 км к северо-востоку от села Екатериновка и в 0,6 км к северо-западу от железнодорожной станции Боец-Кузнецов в Партизанском районе Приморского края.

Обнаружено Н.А. Пальчевским. Первые сведения о городище имеются в трудах Ф.Ф. Буссе. В 1963, 1965 гг. на территории городища производил разведочные работы археологический отряд под руководством Э.В. Шавкунова, снят план системы оборонительных сооружений, раскопано одно жилище. В 1976 — 77 и 1980 гг. на городище производились стационарные археологические исследования отрядом Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВНЦ АН СССР под руководством В.Д. Ленькова, а в 1998-2000 годах — под руководством Т.А. Васильевой.

Городище занимает чашевидный склон сопки, разделенный распадком на две части. По гребню сопки возведен оборонительный вал протяжённостью более 2200 м. Высота крепостного вала различна и зависит в основном от рельефа местности. В восточной части городища, где вал проходит по пологому склону сопки, высота его более 4 м. В тех же местах, где вал возведен по краю крутых склонов сопки, его высота не превышает 0,5 м. По всему валу хорошо просматриваются остатки 14 башен. Центральный вход в городище, укрепленный траверсами, находится с восточной стороны. Общая площадь городища 20 гектаров.

На внутренних склонах сопки, окруженных валом, имеются искусственные террасовидные площадки различной величины. В южной части городища расположены два небольших внутренних города. В плане каждый из них представляет собой неправильной формы четырехугольник, окруженный невысоким (до 1 м) валом. В городище имеется небольшая (20х20 м), укрепленная насыпным земляным валом усадьба-редут, на территории которой четко прослеживаются три западины — остатки от жилых помещений. В северо-восточной части городища — довольно больших размеров заболоченный участок, в западной части которого на поверхность пробивается чистая и всегда холодная вода большого родника.

За шесть полевых сезонов (1976-77, 1980, 1998-2000 гг.) на Екатериновском городища были вскрыты и изучены остатки 25 жилищ с примыкающим к ним межжилищным пространством и склонами террасовидных площадок. Общая площадь раскопов составила более 3900 кв. м.

Наиболее отличительной особенностью внешнего облика остатков жилищ Екатериновского городища является наличие у них хорошо заметной обваловки по периметру стен — своеобразная завалинка.

Во время раскопок сделаны многочисленные находки – фрагментированные и целые керамические сосуды и изделия, разнообразные предметы из железа, бронзы и камня.

Полученный материал, последние данные о культуре населения Приморья в средние века, а также конструктивные особенности оборонительных сооружений Екатериновского городища позволяют датировать его XIII в., вполне возможно, что оно существовало и в конце XII века.

ЛИТЕРАТУРА:

Материалы по древней и средневековой археологии юга Дальнего Востока и смежных территорий. Владивосток,1983./Леньков В.Д. Некоторые аспекты материальной культуры чжурчжэней конца XI-XII вв. (по материалам Екатериновского городища);

Шавкунов Э.В. Культура чжурчжэней-удигэ XII-XIII вв. М.,1990

Памятники истории и культуры Приморского края. Аннотированный список. Владивосток, 1982 (пам № 923).

Археологические открытия 1976 года. Леньков В.Д. Раскопки на Екатериновском городище. М., 1977.

Археологические открытия 1977 года. Леньков В.Д. Раскопки Екатериновского городища. М., 1978.

Васильева Т.А. Отчёт об археологической экспедиции на Екатериновское городище в 1998 году, 1999 году.

ИССЛЕДОВАНИЯ ЕКАТЕРИНОВСКОГО ГОРОДИЩА

Екатериновское городище (Партизанский район Приморского края) — в ряду средневековых горных городищ XIII в. занимает одно из ведущих мест — по площади (ок. 20 га), по местоположению (вбли­зи устья р. Партизанской, в одной из самых благоприятных для заня­тия земледелием долин) и, наконец, по интересу исследователей, сте­пени изученности и информативности этого памятника.

Известно это городище с начала века (сведения ученого-лесниче­го, ботаника Н. А. Пальчевского), в 1963 г. разведка Э. В. Шавкунова, в 1976—77, 1980 гг. —1— стационарные исследования В.Д. Ленькова.

Екатериновское городище занимает открытый к востоку чашевид­ный склон сопки. По гребню ее возведен оборонительный вал протяженностью до 2200 м с остатками 14 башен. Высота вала колеблется от 0,5 до 5 м. Центральный вход находится с восточной стороны.

Склоны сопки покрыты искусственными террасовидными площад­ками, на которых возводились жилые и хозяйственные постройки. В южной части города невысоким (до 1 м) валом огорожены прямоу­гольные площадки: одна чуть меньше, а вторая немногим более поло­вины гектара — так называемые «внутренние города». Третья площад­ка находилась в северной части города. В наиболее высокой части го­родища — северо-западной — была укрепленная усадьба-редут.

Раскопками прежних лет были изучены жилые и хозяйственные постройки и примыкающие к ним пространства. Все жилища были наземные, отапливались каном. Характерной особенностью большей части екатериновских жилищ была земляная обваловка стен по пери­метру — своеобразная завалинка. Большое количество вещевого ма­териала, собранного в процессе раскопок, достаточно полно дает пред­ставление о материальной и духовной культуре населения средневе­кового города Приморья. В данном случае, прежде всего, ценны пред­меты, относящиеся к кузнечно-слесарному инструментарию ремес­ленников. И хотя исследованиями прежних лет не были обнаружены ни горны, ни наковальни, на которых работали кузнецы, можно пред­положить, что для этих целей использовались очаги кана, где неоднок­ратно находили следы работы с металлом.

В 1998 г. работы на памятнике были возобновлены. В юго-восточ­ной части была вскрыта производственная площадка с остатками куз­нечного горна. Основными находками здесь были отходы железодела­тельного производства корольки, шлаки, слитины, куски гематита, а также отходы металлообработки — обрезки и куски железных и брон­зовых изделий. Скорее всего, это была специализированная государ­ственная мастерская, где работало несколько мастеров.

В 1999 г. раскоп был заложен в северной части городища рядом с внутренним городом. При исследовании этого участка были вскрыты остатки наземного жилища-мастерской площадью ок. 80 кв.м. От жили­ща сохранились остатки отопительной системы. Под единым каменным покрытием было зачищено два автономных кана: Г-образный трехканальный с одним очагом и трубой и прямой трехканальный  кан длинной 6,5 м с очагом и трубой. В свое время очаг, видимо, был перестроен в горн. Из вертикально поставленных камней был выложен узкий (до 20 см) и глубокий (до 40 см) канал с устьем, перекрытым в нижней части плоский камень размерами 80 х 60 см, который служил наковальней. Скорее все­го это жилище принадлежало ремесленнику, который занимался кузнеч­ным ремеслом. Об этом говорят и находки, сделанные здесь: три новых железных серпа, два новых больших кольца с пробоями, дверные защел­ки и крючки, более 50 гвоздей (большая часть из них новые), наконечники стрел- долотовидные, огромный двурогий срезень, массивная втульчатая острога. Помимо этого, на раскопе собрана уникальная коллекция керамики. Удалось восстановить форму 6 станковых сосудов (всего же были остатки примерно 10—12 станковых сосудов и 5—8 лепных). Объем сосудов колеблется от 1 до 25 литров. Это массивный горшковидный со­суд, высокий бутылевидный сосуд с цилиндрической придонной частью и шаровидной верхней, тонкостенный тазовидный сосуд с отверстием почти во все днище, два небольших горшка с оббитыми венчиками, со­суд с цилиндрическим туловом, вогнутым венчиком и отверстиями в дни­ще. Здесь же были найдены остатки ансамбля из поливной пиалы серо­вато-голубоватого цвета и блюдца голубого цвета. Подобного набора ке­рамики в памятниках чжурчжэньского времени Приморья еще не встре­чалось.

Весь полученный при раскопках материал, конструктивные осо­бенности оборонительных сооружений Екатериновского городища, пос­ледние новые данные о культуре населения Приморья в средние века позволяют датировать городище XIII веком и отнести его ко времени существования на территории Приморья государства Восточное Ся.

Почти 800 лет простояли крепостные стены этого мощного когда-то горо­да, храня в земле его тайны. До 80-х годов нашего века раскопки здесь велись только специалистами. По находкам, сделанным на городище восстанавлива­лась история нашего края. Сейчас же, приезжая на городище видишь все боль­ше и больше следов браконьерских раскопов. Полностью уничтожены остатки трех жилищ и площадка перед входом в усадьбу-редут, вскрыты большие пло­щади во внутренних городах в южной части городища, множество закопушек и перекопов в центральной части городища. И такая картина не только на Екатериновском городище в Партизанском районе. С этими же проблемами автору пришлось столкнуться и на Горнохуторсюм городище в Черниговском районе и на многих других городищах и селищах Приморского края.

Следующая встреча краеведов «Путешествия 2016 года» состоится 29 сентября.

ПРИГЛАШАЕМ ВСЕХ ЖЕЛАЮЩИХ!

О встрече рассказала Зоя Николаевна Ковалева  — руководитель территориальной группы Находкинского городского округа действительных членов ОИАК, руководитель краеведческого клуба «Встречи на улице Сенявина», главный библиотекарь Городской библиотеки-музея  

 

 

 

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.


Версия для слабовидящих



Электронный справочник

ЛИТРЕС

НЭБ

Электронный справочник

База данных Территория НГО

Виртуальные-выставки

Бессмертный полк Находки

Доступная среда

Антитеррор


Гостевая книга