Путешествие на остров Путятина. Экскурс в историю

«Мимо него на закате

Снова плывут корабли,

Маленький остров Путятин

Возле великой земли…»

Юрий Визбор

Группа краеведов из библиотечного клуба «Краеведы Находки» 13 августа отправилась в путешествие на удивительный остров Путятина. Целью похода было — уточнение сохранности построек хозяйства первого предпринимателя А. Д. Старцева и желание полюбоваться цветением лотосов.

Успешно переправились паромом на остров. Осмотрели два кирпичных здания, построенных при А.Д. Старцеве, но реформированных в наше время. В одном сейчас магазин, в другом – жилой дом. За Домом культуры осмотрели место, где в конце 19-го века находилась фарфоровая фабрика.

ОСТРОВ ПУТЯТИНА находится в северной части залива Петра Великого. Был открыт в 1859 г.  офицерами экспедиции клипера «Стрелок» и назван в честь русского адмирала Евфимия Васильевича Путятина. От материка остров отделён проливом Стрелок, имеющим ширину до 4 км. Длина острова 24 км, ширина от 1,5 до 4 км. Остров гористый, самая высокая точка — гора Старцева, расположена в его северной части, имеет высоту 353 м. Остров очертанием сверху похож на неправильный крест или птицу, опустившуюся к волнам берега великого материка.

На восточном побережье находятся бухты Петух и Слон, названные так из-за причудливой формы камней. На западе — бухта Корейская, на северо-западе — бухта Родионова и бухта Широкая. На юго-востоке от острова, в море — пять больших скал, известных под названием «Пять пальцев». Невдалеке от них расположены камни Унковского, обитателями которых птицы: бакланы, топорки, цапли, чайки. Рядом с кекурами и камнями можно увидеть пятнистых нерп. Напротив возвышается остров Аскольд.

Современный лес острова исключительно лиственный с преобладанием дуба и чёрной берёзы, много липы, белой берёзы, ясеня, граба. Из хвойных сохранилось всего несколько деревьев тиса в северной части озера. Встречаются маньчжурский орех и бархат, изобилие грибов. Уникальным растением острова Путятина является эндемичный вид флоры в нашей стране — димерия незамеченная, единственный во флоре страны представитель тропического рода. Димерия — однолетнее растение, распространённое в тропиках и субтропиках Восточной и Южной Азии, в Австралии, на острове Мадагаскар. Впервые растение было найдено и описано в 1981 году экологическим отрядом Тихоокеанского институту географии Дальневосточного научного центра под руководством В. И. Селекина, в бухте Петух на месте бывшего озера.

Два маленьких озерка: Лизы и Душино (оно же Солёное) на юго-западе не оставляют никакого сомнения в их морском происхождении. Первое озеро тоже проточное, второе ещё сохраняет следы бывшего пролива, сообщающегося с морем. Глубина озёр незначительна. Наибольшая впадина острова в западной его половине заключает в себе озеро Елизаветино. Длина озера приблизительно равна 1,5 км, ширина — около 1/3 длины в наиболее широком месте. Озеро имеет узкую протоку, соединяя его с морем. Вода в озере пресная. На озере видны огромные матово-серебряные листья. Среди них розовеют цветы, неправдоподобно большие и яркие — это заросли редкого в нашей стране реликтового растения – лотоса.

Евфимий Васильевич Путятин, в честь которого назван остров, выдающийся моряк, адмирал, гидрограф и дипломат, родился в Петербурге 17 ноября 1803 года и был двенадцатым коленом рода Путятиных. Фамилия эта известна на Руси с XV века, когда жил дьяк Суморок Путятин. Отец его, Василий Евфимович, служил на флоте.  Евфимий Васильевич по семейной традиции стал моряком.

В 1852-1855 г. г. он возглавил дипломатическую миссию в Японию. Взяв, в секретари писателя И. А. Гончарова, на корабле «Паллада» в августе 1853 года он прибыл в Нагасаки. Путевые очерки о плавание, объединены в одну книгу под названием «Фрегат Паллада».

Завершив первую часть переговоров с Японией, в январе 1854 года он решил провести опись восточного берега Кореи.  Евфимий Васильевич нанёс на карту залив Посьета и прилегающие острова залива Петра Великого. В начале октября адмирал направляется на фрегате «Диана» в Японию для возобновления переговоров. Погода с каждым днём ухудшалась, утром 11 декабря набежала крупная океанская волна. На корабль обрушились огромные волны цунами. Искалеченная мощными волнами, «Диана» нуждалась в серьёзном ремонте. Путятин обратился за помощью к японцам, и они не отказали. «Диану» решили переправить в бухту Хэда для ремонта. Но ураган опрокинул фрегат, и он затонул на большой глубине.

Перед Путятиным встал вопрос: как вернуться на Родину? За сто дней новая шхуна была построена. Пока шли работы, Путятин продолжил переговоры, завершив их в январе 1855 года подписанием дипломатического и торгового трактатов между Россией и Японией. В статье 1-го трактата сказано: «Отныне да будет постоянный мир и искренняя дружба между Россией и Японией». За важные государственные заслуги Путятин удостоился «Ордена Белого Орла», получил «монаршее благословение» и был возведен в потомственное графское достоинство.

В 1857 году через Сибирь и Амур он возвратился на Дальний Восток, чтобы возглавить дипломатическую миссию в Китай. И на этот раз его дипломатический вояж не обошёлся без географических открытий: были описаны заливы Владимира и Ольга. Переговоры с Китаем завершились подписанием в 1858 году Тяньцзинского договора. Евфимий Васильевич был пожалован в адмиралы и награждён орденом Святого Александра Невского. С 1858 года по 1861 год адмирал состоял военно-морским агентом при посольстве в Лондоне. На этом морская служба его закончилась.

В 1881 году — одним из первых среди иностранцев награждается японским орденом Восходящего Солнца 1-й степени.

В центральном парке японского города Фудзи установлен памятник знаменитому флотоводцу, дипломату и путешественнику адмиралу Ефимию Путятину. Адмирал стоит в лодке с двумя японскими рыбаками, обратив лицо к Великому Океану, у него за спиной символ Японии — священная гора Фудзи.

Память о русских моряках в Японии в посёлке Хэда продолжает жить в летнем празднике «Минато Мацури», что означает «Праздник гавани», но с этих пор сами жители Хэды дали ему другое название «Путятин Мацури». В Хэде создан музей японско-русской дружбы, экспозицию которого открывает бюст вице-адмирала Е. В. Путятина. Тут и модель «Дианы», которую сотворили мастера-моделыцики Центрального военно-морского музея в Санкт-Петербурге. За могилами русских матросов с «Дианы» из поколения в поколение ухаживает семейство настоятеля храма Гекусендзи.  «Я даже слышал там народную песню о Путятине», — сказал в интервью знаменитый писатель Николай Задорнов.

ПЕРВЫЙ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ ОСТРОВА ПУТЯТИНА

История острова Путятина неразрывно связана с именем первого предпринимателя  Алексея Дмитриевича Старцева.

«До лета 1891 года остров был необитаем», — пишет учёный-ботаник В. П. Врадий, побывавший на острове в 1899 году по приглашению А. Д, Старцева, в журнале «Природа и люди  в статье «Остров Путятин. Он исследовал растительность, животный мир острова. «И только в тёплое время года посещался иногородцами, занимающимися рыбным промыслом. Это были по преимуществу китайцы, корейцы, затем в незначительном количестве японцы и представители вымирающего племени «тазы» (преимущественно «тазовки», которых берут в гражданские жёны корейцы и чаще китайцы). Они добывали рыбу, морскую капусту и трепанга».

В газете «Владивосток от 23 июня 1891 года говорится: «Одним из крупных владельцев близ Владивостока является господин Старцев, приобревший покупкою у казны 1000 десятин на острове Путятин, а остальную часть острова в долгосрочную аренду на 99 лет».

Алексей Дмитриевич Старцев, селенгинский купец 1-й гильдии, пожалованный именным указом званием коммерции советник, в конце 1886 года перебрался по приглашению друга М. Г. Шевелева, с которым в свое время работал в Тяньцзине, во Владивосток, за который так ратовал его дядя Михаил Бестужев, декабрист.

Летом 1891 года к острову подошла шхуна. На её борту находился всего один пассажир. Он поднялся на самую высокую вершину острова, огляделся и подумал: «Родное. Да, мое имение будет называться «Родное»». Это был Алексей Дмитриевич Старцев.

Дом Старцева в имении «Родное» 1899 г.

Дом Старцева г. Владивосток ул. Светланская

В. П. Врадий описывает встречу на острове с А. Д. Старцевым в 1899 г.: «К пароходу… поплыла маленькая лодка. В ней стоял пожилой, но бодрый человек, среднего роста, одетый во всё серое и в серой мягкой шляпе. Это и был Старцев. Он был среднего роста, довольно хорошо и бодро сложенный.… Слегка смугловатая кожа, с проседью борода и юношеская подвижность совсем не указывали на то, что этому человеку уже 61 год. Мы поехали по направлению к большому деревянному дому, перед домом разведено много клумб, кое-где мелькают статуи. Встречающиеся нам по дороге китайцы низко кланялись. Дом Старцева деревянный, одноэтажный и построенный сходно с богатыми домами китайского типа».

За 9 лет пользования островом (1891-1900) А. Д. Старцевым было сооружено     множество     построек,     поставлено на новых началах сельское хозяйство и садоводство. Большой интерес представляет промышленное производство Старцева. Старцевские заводы — это ряд, большей частью, одноэтажных каменных зданий, раскинутых параллельно берегу. Главной доходной статьёй являлся большой кирпичный завод. Почти все работы на нём были механизированы: выпускают по 10 тыс. кирпичей в день. Ручные прессы давали ещё до 2000 кирпичей в день. Кроме красного, завод освоил производство так называемого гранитного кирпича и марсельской черепицы. Производительность завода составила в 1897-1898 гг. 4,5 млн. кирпичей. Кирпич доставлялся во Владивосток на особых шаландах. Многие кирпичные постройки Владивостока были сделаны из кирпича Старцева, в том числе и дом на Светланской улице, в котором после Октябрьской революции до марта 1978 г. помещался горсовет Владивостока.

Имелись слесарно-механическая мастерская с токарными и строительными станками. В чугунно-литейном отделении отливаются металлические вещи для заводов на острове.

В 1895 г. на базе местного каолина Старцев создал первую и единственную тогда в крае фарфоровую фабрику. Становление нового сложного вида производства давалось нелегко и с большими убытками. Сначала посуду выделывали вручную японские мастера с применением японской глазури. Из-за несоответствия свойств местного каолина и японской глазури посуда получалась неправильной формы. В 1898 году Старцев наладил механическое производство посуды высокого качества для широкого потребителя.

Краевым отделением Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры недавно обнаружена уникальная фарфоровая ваза, изготовленная в конце XIX века в Приморье, на острове Путятина. На белом фарфоре причудливо ветвится сказочное тёмно-голубое дерево, летят птицы, цветут пышные цветы. А вот и круглое заводское клеймо — окаймляет постамент орнаментом: «А. Д. Старцев, на острове Путятине». Посуда изяществом не уступающая китайским, германским, да и нашим, петербургским изделиям. До 12 тысяч штук ежемесячно выпускает фабрика.

Образцы изделий фабрики Старцева

Фарфоровая ваза

При фарфоровой фабрике Старцев открыл гончарно-терракотное отделение, где из чёрной огнеупорной глины выделывались большие чашки, бочонки, пьедесталы. При фарфоровой фабрике было скульптурное отделение, где изваян был бюст Пушкина в натуральную величину. Скульптуры украшали остров и были представлены на хабаровской выставке в 1899 г.

В фондах краеведческого музея им. В. К. Арсеньева находится блюдо, сделанное из гипса на фабрике А. Д. Старцева на острове Путятина. В центре блюда — рельефное изображение острова Путятина. На внутреннем кольце надпись, исполненная славянской вязью: «Имение А. Д. Старцева «Родное» на острове Путятина. Уссурийский край». На наружном кольце блюда изображён герб, вернее эмблема А. Л. Старцева, так как, не имея соответствующего титула, он не мог иметь собственного герба. В центре эмблемы колосья, на фоне которых механическая шестерня, слева от неё — кузнечные клещи, кайло и молот, справа — фарфоровые и гончарные изделия, а вверху — палитра с кистями, бюст А. С. Пушкина. По кругу блюда изображены здание конторы Старцева на острове Путятина, паровая шхуна «Чайка», скотный двор, пахарь с сохой, жилой дом, паровой катер и постройки, вероятно, механического завода. Блюдо изготовлено в 1897-1899 годах, вероятно, для сельскохозяйственной и промышленной выставки в г. Хабаровске в 1899 г.

Старцев вложил в своё хозяйство на Путятине 500000 рублей, вёл его на научной и экспериментальной основе. Была составлена географическая карта острова.

На острове Путятина Старцев основал полеводство, огородничество, садоводство. Земли засеивались овсом, пшеницей, просо. Сады засажены фруктовыми деревьями: яблони, груши, персики, грецкий орех, тутовые и каштановые деревья. Виноградники занимают до 200 кв. саженей, табачные плантации, женьшень. Малины было насажено 2500 кустов, собирали несколько сотен пудов и продавали во Владивостоке.

Шелководство на Путятине началось в 1897 году, когда из Чифу были доставлены четыреста куколок. Натуралист Врадий писал: «Среди молодого леса приютилась шелководная станция: полукруглый, прикрытый рогожами сарай, в котором живёт простодушный китаец. Он заведует станцией, вокруг которой невысокие дубки (ниже роста человека), на них-то, на этих дубках разводятся коконы шелковичного червя; собирает лекарственные травы».

Пчеловодство основано в 1899 году. Поставлено 40 ульев дуплянных и Дадановской системы.

Для целей улучшения луговодства были расчищены луга из-под леса, ежегодно проводится посев из смеси клевера, люцерны и тимофеевки.

Конный завод имел главную цель создать выносливую рабочую лошадь  для  крестьянского   хозяйства. Для этого Старцев приобрёл рысаков-орловцев из Томска, были пригнаны из Забайкалья два жеребца, выписали из Англии две кобылицы и из Монголии 42 скаковых кобылиц. Табун увеличился до 170 голов. Старцев пробовал разводить особую породу лошадей при помощи скрещивания орловских рысаков с монгольскими кобылицами. Эта порода оказалась стойкой и очень пригодной для здешних мест. Монголки имели хороший сбыт во Владивостоке при невысокой цене.

Для скотоводческого хозяйства Старцев закупил в Одессе коров и быков холмогорской и голыштинской породы, в 1899 г. у него уже было 106 голов рогатого скота.

Свиноводство было представлено свиньями мелкой китайской породы, йоркширскими свиньями, выписанными из Англии, и русскими матками из Владивостока, которые скрещивались с йоркширскими. В результате получился большой приплод. Свиней и поросят сбывали на рынке Владивостока. Овцы-мериносы были приобретены в Одессе в 1897 году.

Кругом была образцовая чистота, чрезвычайно удобные помещения и заботливый уход за животными. «Отделение для свиноводства могло считаться образцовым не только для Уссурийского края, но и для западной Европы», — отмечал В. П. Врадий.

Старцев разводил немного и птиц: уток китайской породы, гусей, кур, индюков, но их уничтожали хорьки и лисицы.

Начиная свою хозяйственную деятельность, Старцев понимал необходимость обеспечения всего дела транспортом. Зимой 1892 года он ведёт переговоры о покупке своего парохода, в апреле был куплен у англичан пароход, который получил название «Чайка». Затем покупает парусную шхуну «Лебедь». На ней ежегодно проходили практику курсанты Владивостокских Александровских мореходных классов. Кроме «Чайки» было три шхуны.

Характеризуя техническое хозяйство Старцева, современники отмечают, что он «посвятил ему и свой досуг, и свои средства», несмотря на преклонный возраст, «лично руководил всеми отраслями промышленности». У него было около 700 наёмных работников.

У Старцева служили люди разных национальностей. Все они жили в соответствии со своим национальным укладом. Здесь и бывшие каторжники, и ссыльные: управлял имением сын сосланного в Сибирь еврея-фельдшера, фарфоровой фабрикой и скульптурным отделением заведовали бывшие каторжник с Сахалина и ссыльный, осуждённый за подделку монет, пасекой ведал ссыльнопоселенец отбывший каторгу за убийство. Старцев доверял им, предоставил право «вести дело самостоятельно». Люди относились к делу «с любовью».

За развитие горного дела в Приморье и на Сахалине Старцев был награждён в 1889 году золотой медалью.

С 1-го по 15-е сентября 1899 года в г. Хабаровске состоялась сельскохозяйственная и промышленная выставка, в которой Алексей Дмитриевич Старцев принял самое активное участие. Авторы статьи «Амурско-Приморская сельскохозяйственная и промышленная выставка в г. Хабаровске в 1899 г.» дают описание выставки, обзор экспонатов и отмечают особо производства, выставленные г. Старцевым. «Деятельность А. Д. Старцева на о. Путятине настолько популярна, что почти каждый что-нибудь о нём слышал. Имение Старцева на острове Путятина дало крупную, очень плотную капусту; помидоры замечательны своим мучнистым строением внутри. Изделия его фарфоровой фабрики, как единственной в крае, являются выдающимися, хороши вазы, тонкие чайные сервизы и обыкновенный столовый фарфор. Мы считаем своим долгом отметить его техническое хозяйство, которое ещё не достигло больших результатов, но так фундаментально заложено, ведётся с таким старанием, без стеснения в средствах, что теперь же можно с уверенностью сказать: если дело рук и трудов А. Д. Старцева будет с таким же рвением продолжаться, то оно достигнет значительных результатов и принесёт немалую пользу краю».

Награды А.Д. Старцева, полученные на Хабаровской выставке: «За обширную культуру —  Похвальный отзыв; за плодовые – Похвальный отзыв; за светло-серого жеребца – Серебряная медаль; за борова породы йоркширской  — Бронзовая медаль императорского вольного экономического общества; за масло (коровье)  —  Похвальный лист.

Известие о смерти А. Д. Старцева было неожиданностью для общественности Приамурского края. Его знали как человека энергичного, здорового и деятельного. Скончался А. Д. Старцев 30 июня в 1900 году. Похоронен А. Д. Старцев на крутом склоне у подножья горы, обозначенной на карте как гора Старцева. На памятнике слова. «Рождённый от декабриста, остался верен его идеалам». Мы почтили память выдающегося предпринимателя острова, построившего «рай на земле».

Памятник А.Д. Старцеву

Журналист В. Бараев провёл расследование и установил, что владелец острова Путятина и есть сын декабриста Николая Бестужева. Близкие и окружающие его даже не знали, что он сын Николая Бестужева, Алексей Дмитриевич никогда не говорил об этом. И только спустя некоторое время после его смерти в шкатулке, ему принадлежащей были обнаружены бумаги, свидетельствующие о том, что он сын декабриста и бурятки. Алексей Дмитриевич никогда не забывал о деле, которому посвятили свои жизни отец, его братья и друзья. До самых последних дней он носил кольцо, выкованное из кандалов отца, оправленное в золото.

В книге замечательного исследователя Сибири Е. Петряева «Люди и судьбы» документально подтверждается, что А. Старцев — сын Н. Бестужева. Он вместе с кяхтинскими купцами в 1861 году уехал в Китай, где они завели самостоятельные дела, занялись торговлей чаем. Алексей Старцев стал строить жилые дома в Тяньцзине и перевозить чай. На его средства возведено 40 каменных домов, типография, построена железная дорога 2 мили по кругу. В середине 1890-х годов он сыграл важную роль в создании Русско-китайского банка, благодаря чему стало возможным строительство КВЖД.

Эрудированный, знавший английский, французский, немецкий, китайский, маньчжурский, монгольский, бурятский языки, он пользовался большим авторитетом в дипломатических кругах. Имея множество знакомых среди китайцев, они называли его бао-ши (драгоценный камень), Старцев содействовал укреплению дружбы между Россией и Китаем, способствовал успеху важных переговоров, в результате которых окончательно утвердились границы между Россией, Китаем в Приморье. Заслуги А. Д. Старцева в налаживании политических и экономических связей с Китаем не раз признавались руководителями русской дипломатии, и поэтому он был награжден орденом Святой Анны.

Круг интересов Старцева был необычайно широк. Газета «Приамурские ведомости» писала, что «на пользу науки он тратил колоссальные суммы… Его коллекция предметов буддийского культа, единственная в мире по полноте, была известна иностранным учёным, и парижский музей (Лувр!) предлагал за неё 3 миллиона франков, но Старцев отказался продать свою коллекцию … за любую сумму». Библиотека А. Д. Старцева содержала чрезвычайно редкие и древние книги по востоковедению, как печатные и рукописные, не имела себе равной в мире. Свой двухэтажный кирпичный дом, построенный по проекту Бестужева в Кяхтинской слободе, он передал под народный музей. Старцев был активным членом географического общества изучения Амурского края, содержал больницы, школы, выплачивал стипендии.

А. Д. Старцев и его дети

Семья Старцевых