Корейцы Приморья

Трагедия переселения и обретение новой Родины

Как бы ни развивались сегодня политические события, как бы не хотелось порою нам все забыть и нечего не знать ни о прошлом, ни о настоящем, во имя будущего мы не имеем право, прежде всего, забывать свое прошлое. Мы обязаны знать его и героические и трагические события.

Одной из самых черных страниц этого прошлого является массовая гибель людей в результате политических репрессий 30-50-х годов. Миллионы людей погибли в мирное время, судьбы миллионов были исковерканы несправедливыми осуждениями, тюрьмами, лагерями, высылкой. Об этой трагедии человеческой личности уже много написано, хотя, конечно, тема далеко еще не исчерпана.
Сегодня, к сожалению, мы почти ничего не знаем о репрессиях к целым народам. Речь идет о насильственной депортации в 30-50-х годах корейцев, ингушей, чеченцев, немцев, калмыков, балкарцев, крымских татар и др., о которой до последнего времени просто не принято было вспоминать.
И только в 1989 году чудовищная политическая акция в Декларации Верховного Совета СССР была публично названа незаконной и преступной.
Насильственное переселение народов привело к огромным человеческим жертвам, моральным и политическим потерям. Колоссальный урон понесли их культура, хозяйство. Жертвы эти, в отличие от военных, не были необходимыми и оправданными и исчислялись сотнями тысяч жизней ни в чем не повинных людей.
События, связанные с депортацией народов, тщательно замалчивались в исторической литературе. Их изучение было невозможным из-за отсутствия архивных материалов. Потому на сегодняшний день мы не располагаем полными данными даже о количестве людей, подвергнутых вынужденной миграции. Приблизительно их было более трех с полови-ной миллионов . В настоящее время, когда архивы начинают приоткрываться, со всей остротой необходимость рассказать правду о вынужденной миграции неоправданно «наказанных» народов. Среди первых подвергнутых депортацией народов на территории бывшего СССР, ставших фактически объектом политической дискредитации, были корейцы, проживавшие на Дальнем Востоке. В 1937 году более 170 тысяч корейцев были насильственно переселены на территорию Средней Азии и Казахстана. Из них более 74 тысяч прибыло в Узбекистан, остальные – в Казахстан. В противовес нормам, определенным Конституцией СССР (принятой в декабре 1936 года), был совершен противоправный акт чудовищной жестокости, не имевшей ничего общего с провозглашенными государством принципами национальной политики. Этим переселением были попраны конституционные права корейского народа на свободное развитие.
Совет Народных Комиссаров Союза ССР и ЦК ВКПб издал Постановление № 1428-326сс от 21 августа 1937 года «О выселении корейского населения из пограничных районов Дальневосточного края: «1. К выселению приступить немедленно и закончить 1 января 1938 года» .
В данном исследовании приводятся рассказы детей, корейцев, высланных в Узбеки-стан, Казахстан в 1937 году с Дальнего Востока. Их повествование объединяет одно: все высланные попали в одни и те же обстоятельства, были высланы в быстром порядке. Ехали, не зная ничего, что с ними будет. В дороге испытывали нужду, болезни, многие умирали. И прибыв на место, были предоставлены сами себе. Но сумели выстоять, подняться, не потерять силу духа, жили и работали в тяжких условиях, не покладая рук, не потеряли чувство национального достоинства.

Ким Венера
записано Раисой Гавриловной Провальневой 26 января 2011 года

Ким Венера, год рождения 1948. Мама Венеры родилась в Сучане, жили с родителя-ми в Козьмино. В семье было 4 ребенка, жили хозяйством. Их детство прошло в Приморье. И вот в 1937 году по приказу Сталина, в спешном порядке корейцев, в том числе и семью Венеры погрузили в товарные вагоны, в которых перевозили лошадей, вместе с ними нахо-дились и люди. Свекровь Венеры рассказывала ей: что лошади затоптали ее трехлетнюю дочь. Детей у свекрови было двенадцать. Ехали очень тяжело, были случаи, что от отчаяния родители сами своих людей задавливали своих детей, крепко прижимая к себе. Нечем было кормить детей, болели. Умерших охрана выбрасывала в степь. Не было возможности хоронить. В товарняке было набито много народу. Среди них были больные, старые и малые. Все страдали от голода и безысходности. Ехали под охраной. Приехав в Узбекистан, выбросили людей в голой степи, и они начали обустраиваться, как могли. Сначала рыли землянки, укрывали их камышом. Объединялись несколько семей вместе, чтобы было жить легче и теплее. Потом эти группы людей раскидывали по участкам. Венера помнит названия этих участков: участок за речкой, «Камчатка», «Автобаза», «Социализм». Позже эти участки объединили. Венера помнит из детства, как в какой-нибудь участок привозили кино. Дети по пыли бегут смотреть фильм, который показывали на открытом воздухе, на белом полотне. Зрители сидели прямо на земле. Потом это место огородили забором, и сделали вход платным. Но дети все равно взбирались на забор и смотрели фильм.
Школу открыли в участке, где больше жило народу уже после войны. И пришлось детям, в том числе и Венере, ходить далеко, через аулы. Жили они обособленно на своем участке, никуда не ходили. Венера училась в первом классе в доме, который выделили под школу. В этом доме была одна комната выделена под классы с первого по четвертый. Эти классы распределяясь по четырем рядам – т.е. один ряд – это один класс. Дети боялись ходить одни, боялись чужих людей.
Родители работали в поле, выращивали хлопок, кенаф, кукурузу. Венера рассказывала как обрабатывали кенаф на молотилке, снимали оболочку, а стержни, так называемые костры, шли на растопку, так же стебли от хлопка шли на растопку, кроме этого особо топить было нечем, на растопку шел камыш. Чуть позже начали садить рис. Отходы от обработки – рисовая солома шла на укрытие крыши домов. Крышу делали из глины и камыша.
Колхоз сначала назывался «Социализм», потом «Ленинград». Сначала был Чирчикского района, потом Ак-Кургаского района.
Постепенно жизнь налаживалась. Построили одноэтажную большую школу в центральном колхозе. И все дети ходили в эту школу со всех участков. Постепенно люди выбирались из нужды, давали участки под постройку дома, посадили небольшой огород, завели кур. Отец Венеры был родом из Кореи, учился на врача, окончил учебное заведение на отлично и получил три грамоты. Были подарены золотые иглы на лечение. Был очень хороший врач. Его выслали из Приморья. В местах высылки он встретился с мамой Венеры, и они поженились. Отца звали Югай Тен Нер, маму – Ким Хе Сун. У них родилось пятеро детей – Ен Роза (г.р. 1942), Венера Югай (г.р. 1948), Виссарион Югай (г.р. 1950), Виталий Югай (г.р. 1953), Лариса Югай (г.р. 1956).
Отец Венеры работал разнорабочим, прокладывал межу на полях, указывал направление рытья арыков. Это была очень важная и ответственная работа, нужно было правильно и безошибочно прокладывать колышки, показывая направление арыков. Арыки были нужны для полива, без воды в Средней Азии ничего не вырастет.
Делили участок под кенаф, хлопок каждому колхознику под его ответственность. Кидали жребий. Люди всей семьей обрабатывали свой участок, сдавали урожай и получали за это деньги. Чтобы заработать больше люди старались брать два участка сразу.
Венера вспоминала, что у них было два участка. Они шли с отцом по жаре обрабатывать участки. Было очень трудно, но без работы было не прожить.
Кенаф шел на парашютные ткани. Его сначала косили косари небольшими косами. Косарей было четверо. За косарями шли люди и собирали кенаф. Потом шел трактор, тянул барабан. Туда, в барабан, 4 человека в четыре отверстия бросали пучки кенафа. Барабан отделял оболочку от стержня, сначала обрабатывал одну половину пучка, затем обрабатывал вторую половину. Женщины тут же собирали оболочку, т.к. она была мокрая от сока, ее су-шили, складывали в пучки и потом опять ее вымачивали в воде, а стержень – костры – шли в отходы, на нужды людям. Потом на заводе из оболочки кенафа делали веревки, нитки.
Отец Венеры занимался врачебной практикой полулегально, т.к. ему это запрещалось делать, потому что он учился в Корее. Югай Тен Нер лечил иглами, оперировал детей. У не-го был деревянный сундучок, и в нем лежали медицинские книги на корейском языке и медицинские инструменты. Это все нельзя было показывать, милиция за этим следила. Югай Тен Нер много помогал людям, они шли к нему из дальних участков, но потом на него донесли, что он принимает больных. К нему пришли и забрали сундучок с инструментом. Но люди все равно шли к врачу за помощью, он им отказывал, но детей продолжал лечить. Мама Венеры Ким Хе Сун умерла в 53 года, отец Югай Тен Нер – в 90 лет. Похоронены в Узбекистане.
Родители мужа Венеры Петра Ким жили в Юзгоу (Козьмино). Семью так же выслали в Узбекистан. После смерти Сталина, Петр вернулся на Дальний восток, в 1965 году поехал в гости к родственникам в Узбекистан, встретил там Венеру, они поженились и приехали в Находку. Купили дом на улице Первой, достроили его и живут там до сих пор. Венера унаследовала от отца способность лечения руками многих заболеваний – давления, сколиоза, костных заболеваний. Тоже много помогала людям. Отец Венеры говорил на корейском, китайском и японском языках.

Цой Елена, 60 лет
Записано Провальневой Р.Г. 18 января 2011 года

Елена Цой родилась в Узбекистане Кулийчирчикского района, колхоз «Победа», Ташкентской области. Мама и папа Елены были высланы с Дальнего Востока в 1937 году. Мама была из Уссурийска. Высланных привезли в Узбекистан поднимать целину. Там люди обустраивались, делали земляные и камышовые кибитки для жилья, вынесли много тягот и лишений. Елена помнит из детства высокие камышовые заросли – тугаи. Вот их-то и приходилось расчищать корейцам под поля. Голодали, мерзли, ходили в телогрейках, поля обрабатывали с помощью кетменя (круглая, большая тяпка), техники не было, выращивали, в основном, хлопок, кенаф, которые в дальнейшем отправляли на завод для дальнейшей обра-ботки. Постепенно жизнь налаживалась. Люди стали обзаводиться хозяйством, держали кур, свиней, разводили сады, на огородах выращивали овощи. Жили в постоянном напряженном труде. Колхоз стал богатеть и процветать. Люди начали строить большие дома. Жизнь нор-мализовалась. В семье Елены были отец, мать, 2 дочери и 3 сына. Когда начались события в Узбекистане, пришлось все продать за бесценок и уезжать на Дальний Восток. Здесь снова пришлось налаживать жизнь, и это дало положительные результаты.

Ким Александр Сергеевич 1942 г.р. г. Караганда
Записано Провальневой Р.Г. 18 января 2011 года

В с. Перетино жили Ким Кео с женой (имя не помнит). У него было 4 дочери и 4 сына. Один из сыновей – Ким Сун Бой (1910 г.р. 12 февраля). Его жена Цой Ен-А (1914 г.р. 13 мая). В Приморье родились дети в 1936 г, 20 января дочь Ким Елена, в 1937 5 октября – сын Борис. В 1937 году по приказу Сталина их посадили в товарные вагоны и без средств к существованию отправили в Караганду. Здесь их поселили в бараке. Ким Сунн Бой работал в шахте №8 электрообмотчиком. Семью разделили: Ким Сун Бой с семьей оставили, а его родителей и братьев и сестер отправили в Узбекистан. Корейцы были вынуждены осваивать в Средней Азии целинные земли. Расчищали огромные площади камышовых зарослей под рисовые плантации. После того, как корейцы осваивали целинные участки, их отправляли на неосвоенные. Сажали рис, а после риса – хлопок на этих освоенных полях, а корейцам опять предлагали расчищать камышовые заросли. Сохранилась фотография семьи Ким Сун-Боя с женой и детьми, 1941 года. Сын Ким Александр.

Хе Марина
Записано Провальневой Р.Г. 24 января 2011 года

Хе Марина передала рассказ своей мамы о бабушке Хе Софье. В 1937 году бабушку с двумя детьми ( мужа у нее не было), дав один час на сборы, погрузили в товарный район вы-везли в Среднюю Азию из Имана (Дальнереченск). Марина не знает, куда и в какую республику. Все лишения и тяготы переселения и обустройства на месте пришлось перенести с детьми. Позже, когда можно было выехать оттуда, бабушка приехала на родину, где потом и умерла.

Хан Лариса Васильевна 1952 г.р. 
Записано Провальневой Р.Г. 17 января 2011 года

Мать Ларисы Ким Эля Никитовна до 1937 года жила в Хабаровске, семья была богатой, и до революции имела свой завод. Родители были родом из Сеула, но нужда заставила покинуть родные места и искать лучшей доли в России. Семья мамы была большой. Отец, мать, три дочери и 3 сына. Жили хорошо, все дети учились. Мама Ларисы выучилась на тракториста, но работать не пришлось, и свои права она отдала брату. Но пришел 1937 год. Семью репрессировали, сказали взять документы и погрузили в товарные вагоны, в которых перевозили скот. В этом поезде ехали долго, никто не знал, куда едут и почему все это происходит. В дороге от голода и болезней умерло много людей. Бабушка Ларисы с сынишкой от голода не могли подниматься. Приехали они на юг Казахстана, в Чимкентскую область, Пахтааральский район, колхоз Абай. Выгрузили людей в чистом поле, посреди степи. Как могли, начали обустраиваться. Рыли ямы, обкладывали камышом, спасть ложились, прижавшись, друг к другу, чтобы не замерзнуть. Страдали от голода, холода, ходили собирать траву, ели лягушек, черепах. Бывало, пойдут искать еду, половина группы вернется, а поло-вина останется, так умирали. Много пережили потерь, голода, холода и нищеты. Чуть поз-же, высланным давали 6 соток, сами начали строить саманные домики, садить огороды. Мама с братом работали на поле колхоза.
Отец Ларисы – Хан Цан Дюн Унцеевич жил под Уссурийском. Его отец был охотником. Жизнь была трудной, семья – бедной. Мать рано умерла, оставив пятерых детей. Отец был неграмотным, младший брат был образованным человеком. Их семью в 1937 году также отправили в Южный Казахстан, в Чимкентскую область. Пережили многое, как и все. Обу-строились на месте, работали на полях. Среднего брата отца Ларисы отправили в трудовой лагерь в шахту, там позже случился обвал, брат погиб под обвалом. Очень много людей умирало. Поднимали целину, залежные земли, на них выращивали лук, рис и все овощи. Много сил и здоровья отдавали каторжному труду. Жили в постоянной нужде. Работали без отдыха, чтобы облегчить жизнь себе и детям. Отец Ларисы работал поливщиком, когда уже был женат на маме Ларисы. Отца за его труд наградили Трудовым орденом. Он поливал хлопковые поля и зимой.
Постепенно жизнь налаживалась, люди заводили свое хозяйство, развели сады и виноградники, делали вино, развели скот и птицу. Родители Ларисы вырастили пятерых детей, четырем дали образование, пятая дочь была больна. Колхоз начал процветать, стал миллионером, благодаря самоотверженному труду корейского народа. Много корейцев, благодаря трудолюбию и усердию старались получить образование, становились председателями колхозов, директорами школ, секретарями в райкоме, агрономами.
Брат Ларисы был директором домостроительного завода в Фергане. Сестра Ларисы вышла замуж и вместе с мужем-топографом уехала в Фергану, куда потом переехала мама со своими остальными детьми после смерти отца. Там дети выучились, получили образование, обрели семьи. Лариса вышла замуж и работала начальником смены на азотном заводе. Муж работал начальником ПМК. Семья его Шим Евгений Алексеевич так же была вывезена в Казахстан. Отца у него не было, жили очень бедно, мать работала у людей. Жизнь в Фергане текла нормально, хорошо до событий 1989 года, когда начали громить турок-месхетинцев. Стало неспокойно жить и остальным жителям – русским, корейцам. Пришлось выехать в спешном порядке, благо в Находке уже жили знакомые, уехавшие еще до этих событий.
Взяли с собой чемоданы и сумки с необходимым, остальное имущество и дома остались.
На новом месте тоже обустраивались, не покладая рук. Жизнь налаживалась. Лариса привезла маму в 1994 году из Ферганы, она была очень довольна, что вернулась на родину. Мама умерла в Приморье.
Сейчас у Ларисы свое дело – торговля овощами. Она вместе с мужем, сыном и доче-рью работают вместе. Дела идут хорошо.

Ким Лолита, 53 года
рассказывает 5 февраля 2011 год, записано Провальневой Р.Г. 

Лолита Ким проживает в селе Новая Сила. Папа Василий Ким, 1920 г.р. жил в село Беневское с родителями и братом. Дедушку Лолиты звали Ким Чан-Сек, бабушку Цой Мария. Жили хорошо, у них было большое хозяйство, лошади, коровы, огороды, выращивали овощи. Мама Шин Екатерина жила с родителями в селе Николаевке. В семье было восемь детей. До сих пор в селе стоит их большой деревянный дом. Вели большое хозяйство, жили хорошо. В 1937 году их семьи посадили в вагоны и привезли в Узбекистан. Семья мамы жила в колхозе «Свердлов» Верхне-Чирчикский район Ташкентской области. Приехали на голое место, жилья не было. Узбеки относились по-доброму, чем могли, помогали. Жили в землянках, крытых камышом, одежды не было. Одеты были плохо. Родные Лолите рассказывали, что когда нужно было пойти к соседям, брали с собой пучок сена, наступали на него и так переступая, бросая вновь и вновь перед собой, добирались до места, чтобы не наступать босыми ногами на землю или снег. Работали на полях. Поднимали новые земли.
В основном корейцы поднимали колхозы. Жизнь проходила в тяжелом, постоянном труде. Но с годами жизнь все-таки налаживалась. Отец Лолиты Ким Василий был бригадиром в колхозе. Корейцы посадили большие сады – яблоневые, черешневые, разбивали большие площади виноградников. В 1954 году отец Лолиты за свой самоотверженный труд получил Орден Ленина. Позднее в 70-е годы эти сады и виноградники снесли, и на их месте были хлопковые поля и кенаф.
Родители с болью вспоминают, как их высылали, как трудно жили на новом месте. Все время вспоминали Приморье, свои родные места и все время хотели вернуться. В 1991 году родители приехали в Приморье в гости посмотреть. Потом в 1993 году вся семья перебралась в Приморье и обосновались в селе Новая Сила. Здесь родители Лолиты и умерли потом. С Лолитой в Новой Силе живет брат, сестра, в Буденовке брат, и в Вольно-Надеждинском сестра.

Но Михаил, 63 года 
рассказывает 5 февраля 2011 год
Записано Провальневой Р.Г. 

Михаил Но проживает в селе Владимиро-Александровское. Мама Михаила Цой Ча-Ан, 1919 года рождения, жила с родителями в деревне Водопадное Партизанского района. Вели свое хозяйство, посадили огород. Мама Михаила рассказывала ему, что тогда река Сучан был полноводным, они на лодках переправлялись в Казанку. Там выращивали рис на по-лях. Так жили до 1937 года, когда всю семью, как и многие другие корейские семьи в быстром порядке погрузили и повезли в Узбекистан. Привезли в Ташкентскую область в Ян-гиюльский район колхоз «Микоян». Жилья не было никакого, сами строили землянки, укрывали камышом. Там в колхозе местное население хорошо относилось к высланным, по-могали чем могли. В колхозе корейцы расчищали большие площади от камыша под поля. Михаил вспоминает, что на полях выращивали большие урожаи лука и сдавали план по лу-ку. Отец Михаила Но Ке-Хо проживал за Сергеевкой в Молчановке или Монакино. Михаил точно не помнит. Семья была большая: отец, мать, семь сыновей и одна дочь. Отец Михаила родился в 1914 году. Семья жила хорошо, в достатке. Вели хозяйство: коровы, лошади, бычки, ого-роды посадили. В 1937 году деда Михаила раскулачили и всю семью выслали в Узбекистан. Ташкентскую область Янгиюльский район. Там, как и все высланные, они работали на полях. Много лет спустя, когда жизнь наладилась, родители Михаила переехали в узбекский колхоз Ниязбаш. Купили здесь дом. Михаил учился с 1 по 4 класс в селе Ново-Михайловке. Родители работали на поле, выращивали лук. Техники не было, все вручную. Родители Ми-хаила не любили вспоминать о репрессиях. В 1960 году семья переехала в Янгиюль в небольшой город. У Михаила есть сестра Роза. Вернулись в Приморье в 1994 году. Мать с сыном и дочерью. Отец умер в 1994 году в Янгиюле. Приехали сначала в Углекаменск, потом в Буденовку в 2002 году. Мать умерла в 1998 году и похоронена в Фроловке.

Галина Владимировна Кан (девичья фамилия Пак), 57 лет
Рассказывает 5 февраля 2011 год, с. Екатериновка
Записано Провальневой Р.Г. 

Отец — Пак Владимир Дмитриевич родился 19 ноября 1924 года в селе Туфигоу Во-рошиловского района Дальневосточного края. Отца его звали Пак Дмитрий, мать – Ким Анна. Семья была бедная. Жили в селе Михайловка. В 1937 году их семью быстро собрали, посадили в товарные вагоны и повезли. Люди не знали, куда их повезли и что с ними будет. Отец рассказывал, что у каждого из них был заплечный мешок вроде рюкзака. В нем был сухой рис. Этот рис маленькими порциями тщательно и долго старались жевать, глотали, рис желудке разбухал. Это притупляло ощущение голода на какое-то время. Рис запивали водой, но даже воды не всегда было. Это была такая еда в дороге. Люди умирали в дороге от болезней, голода и слабости. Их не хоронили, а просто оставляли на дороге, а то и выбрасы-вали из вагонов. Отец позже все время плакал, когда вспоминал, как выбрасывали тела умерших из вагона. Видимо он тоже кого-то потерял.
Привезли высланных людей в город Кзыл-Орда. Семья жила, работала в этом городе. Отец вырос, выучился на механика и работал в колхозах трактористом-механиком. Участвовал в художественной самодеятельности, выступал с корейским ансамблем. Отец женился, у него было восемь своих детей и двое сводных от второго брака. Когда отец был уже средних лет, семья переехала в Чимкентскую область. Отец здесь также работал на хлопковых полях. Везде, где отец ни работал, он проявлял себя грамотным и хорошим специалистом. Однажды ему даже вручили ценный подарок — холодильник «Орск». Когда дети выросли, семья переехала в Ташкентскую область. Здесь отец так же работал на полях, перед пенсией отец работал механиком на заводе в городе Ташкенте. Мама умерла в Узбекистане.
В Приморье отец переехал в 1991 году в село Новицкое, оттуда позже перебрались в село Екатериновку. В 2005 году 16 декабря Пак Владимир Дмитриевич умер и похоронен на местном кладбище. Дети вспоминают его с любовью и теплотой, помнят его заботу и лю-бовь.
Свекор Кан Степан Иванович родился в 1907 году в селе Синельников Покровский район Дальневосточного края. Его отец – Кан Иван, мать – Тянь-Си. Семья жила хорошо, были за-житочные. Свекор был первым комсомольцем, но отец был против этого, бил его, выгонял на мороз, чтобы Степан отказался от комсомола, но не добился этого. Его будущая жена Екатерина Цой тоже была из богатой семьи, и ее родители были против, чтобы она была со Степаном. Но она не послушалась и ушла с ним. Жили они в бараке, много чего испытали в жизни. Потом Кан Степан пошел служить в армию. Начались репрессии. Его братья звали Степана уйти в Китай с семьей. Но Степан не пошел с ни-ми. После армии, Степан вступил в партию, затем выяснилось, что его братья в Китае, Степана сняли с партии и выслали в Узбекистан в колхоз «Кайки» Учгурганской области.
Там высланные переселенцы были брошены на выживание на пустом месте. Пришлось рыть ямы в земле, крыть камышом и жить в этих жутких условиях. Когда шел дождь, вода стекала с верху, и приходилось сидеть в воде. Ели все подряд: траву, сусликов, что найдется. Работали на хлопковом поле. Степан был грамотный человек, работал бухгалтером, товароведом. За трудовые заслуги в период Великой Отечественной войны Кан Степан Иванович Указом Президиума Верховного Совета СССР от 6 июня 1946 года награжден медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.». Кан Степан Иванович умер в Узбекистане. У него было семь детей, двое приехали в Приморье в 1992 году, остальные остались в Узбекистане. Дочь Кан Степана Ивановича и его жены Цой Екатерины — Вера Степановна живет в Екатериновке. Она вспоминает, как в 1937 году ей было 6 лет, при высылки семьи во Владивостоке при отправке поезда Вера потерялась, и свой за-плечный мешочек с рисом, приготовленный в дорогу, потеряла. Когда ее все же нашли, отец обратился к людям, с кем ехали, за помощью. И все люди по горсточке собрали рис, некото-рые протягивали по несколько рисинок, чтобы Вера протянула до места назначения.
Сын Кан Степана Ивановича – Роберт Степанович живет в Екатериновке. Галина Владимировна Кан (Пак) проявила большую заинтересованность в поиске сведений о репрессированных семьях среди своих знакомых, поиске фотографий репрессированных людей.
Вот эти люди: Шегай Сан Чун, 1909 г.р., проживал в Шкотовском районе, работал учителем в корейской школе, репрессирован в 1937 году; О Дюк-Нан, 1912 г.р. проживала в Шкотовском районе, репрессирована в 1937 году. О них рассказа сын Шегай Виктор. Он живет в селе Новицкое, родился в Узбекистане. Лю Галина живет в селе Николаевка, вот что передала о своих родителях.
Сведения о моих родителях, родившихся на Дальнем Востоке. Мама – Хегай Анна родилась в селе Павлюченко Шкототовский район. В 1937 году вместе со своими родителя-ми и братьями была репрессирована и переселена в казахстанские степи. Позже вернулась на Дальний Восток, жила в селе Екатериновка и умерла 25 мая 2001 года, похоронена местном кладбище. Папа — Лю Николай родился 9 августа 1922 года в Уссурийской области Молотовский район. В возрасте 15 лет был выслан в Казахстан.

Екатерина Нам

Екатерина Нам из села Золотая долина передала свое заявление в отдел реабилитации жертв политических репрессий и спецфондов во Владивосток, из которого следует, что ее отец – Нам Де-Гу 1924 г.р. вместе со своим отцом Нам Сын-Ыном, 1905 г.р. из села Нам Хян-Дон Буденовского района Приморского края были высланы в Узбекистан и передала фотографию, на которой ее отец Нам Де Гу с женой.

История СССР. – 1986. — № 6. – С. 135. Ким, П.Г. Корейцы республики Узбекистан. – Ташкент: изд.Узбекистон — 1993 г. — С. 5-6; 10.

 



ГосУслуги

Официальный сайт администрации Приморского края
Перейти к верхней панели