Борис Житков. О книгах и авторе

Жизнь, полная приключений

(135 — лет со дня рождения Бориса Житкова)

 

 

 

 

 

11.09 1882 (Новгород) —

19.10.1938 (Москва)  


Он видел в ребенке  не «чадо», а деятеля, созидателя, каким был и он сам: в его историях ребенок обязательно «рвется вперед, в страну взрослых, где надеется уж что наделать». Он был путешественником… и  трудоголиком.

С детства Бориса влекло к себе море. Можно сказать, что любовь к морю, к труду на море, была у него в крови. Три  брата  отца  плавали на военных кораблях (два из них — севастопольские герои); все трое умерли адмиралами в отставке; четвертый — морской инженер — строил маяки на Черном море; пятый утонул молодым во время учебного кругосветного плавания.

В годы студенчества он закончил естественное отделение Новороссийского университета, и кораблестроительное отделение Политехнического института в Петербурге.

Летом 1912 года, во время морской практики, Житков совершил кругосветное плавание на учебно-грузовом судне: он обогнул всю Европу, прошел Гибралтар, Суэцкий канал и Красное море, проплыл берегом Африки вплоть до Мадагаскара, затем направился в Индию, на остров Цейлон, в Шанхай, Японию, Владивосток.

Все виды морской службы прошел Житков — от юнги до штурмана дальнего плавания, помощника капитана корабля, и перепробовал много других профессий. Ему приходилось голодать, скитаться, скрываться.

Он всю жизнь любил писать дневники и длинные повествовательные письма. Еще в  юности пробовал сочинять  стихи, и прозу. Чтобы развлечь своего маленького племянника, он писал для него рассказы, а в 1909 году написал  повесть с продолжением под названием «Сережин разбойник».

И когда Борису Житкову «случайно», для опыта, предложили написать рассказ, к литературному труду он был уже вполне подготовлен.

Скоро стало ясно, что литература — это не одна из многочисленных профессий штурмана дальнего плавания, кораблестроителя Бориса Житкова, а главное дело его жизни… И именно к нему вела писателя вся его богатая впечатлениями и событиями жизнь. Он «жаждал учить, наставлять, объяснять, растолковывать». И подчас героями его произведений становились… топор или пароход.

Борис Житков написал около двухсот произведений: рассказы, повести, пьесы, роман, очерки, статьи о детской литературе. Искал, изобретал, всегда и везде оставался “вечным Колумбом”. О его творчестве можно сказать то же, что сказал он сам о работе вдохновенного мастера: “Ума-то, сноровки во всем, в каждом повороте! Глядишь и диву даешься!”

В 1924 году издательство «Время» выпустило первый сборник рассказов Житкова. Сборник назывался «Злое море»  и состоял из пяти новелл: «Мария» и «Мэри», «Над водой», «На воде», «Под водой», «Коржик Дмитрий». С литературным дебютом писателя поздравили С. Маршак и К. Чуковский.

Каким бывает море? Глубоким, синим, тёплым, ласковым. А ещё злым и безжалостным к человеку, стремящемуся схлестнуться с водной стихией один на один.

В рассказах из «Злого моря»  поставлена одна из основных тем творчества Житкова — тема мужества. Вот самолет отправляется в дальний путь над морем. Пилот не хочет брать с собой мальчика-ученика: «Какая от тебя польза!» Но в дороге случается беда, и именно ученик спасает жизни и пилоту, и механику воздушного судна. Спасает, ценой собственной жизни.

В историях из этого сборника сразу бросается в глаза драматизм сюжетов. Упадет ли самолет в воду или механик успеет прочистить засоренный мотор? Успеют ли спасти подводную лодку, увязшую в илистом дне? Спасутся ли люди, запертые в трюме опрокинутого ветром судна?

Больше всего волновало писателя, как встретят книгу читатели. Он просит знакомых и родных спрашивать об этом ребят. “Ты ее прочти мальчику лет двенадцати, — обращается Житков к своему племяннику, — и напиши мне, что ему больше понравилось”. Он опасался, что острота сюжета заслонит главный смысл рассказов — о том, как безответственность и легкомыслие приводят к беде: “Боюсь приобрести репутацию авантюрного писателя”.

В 1925 году вышла новая книжка рассказов Житкова,  — «Морские истории». Она состояла из рассказов: «Джарылгач», «Голый король», «Дяденька», «Компас», «Черная махалка». Все «Морские истории» написаны новым для писателя стилем. Повествование в них ведется от первого лица.

Четыре из пяти  историй  написаны от лица подростка. В «Черной махалке» — это голодный сирота — рыбак; в «Джарылгаче» — это мальчишка из гавани; в «Компасе» — молодой матрос — революционер, участник стачки моряков. Они сами рассказывают о себе, рассказывают с той подлинностью разговорной  интонации, которая недавно была  найдена  Житковым и помогла ему  раскрыться, как писателю.

«Это хуже всего — новые штаны, — так начинает свое повествование герой рассказа «Джарылгач». — Не ходишь, а штаны носишь: все время смотри, чтоб не капнуло или еще там что-нибудь. Из дому выходишь — мать выбежит и кричит вслед на всю лестницу: «Порвешь — лучше домой не возвращайся!» Стыдно прямо. Да не надо мне этих штанов ваших. Из — за них вот все и вышло». Здесь, в этих немногих строках, он весь как на ладони — парнишка из бедной семьи, которому в кои — то веки сшили обнову.

Героя каждого рассказа Житкова мы видим как живого, его возраст, его характер, душевные порывы, чувства человека передаются писателем – человеком многих талантов, наделенным «отчаянным интересом к жизни».

«Как показала вторая его книга, «Морские истории», его рассказы продолжали традицию классической русской прозы, всегда отличавшейся глубиной психологического анализа, то есть именно тем качеством, которого литература «мира приключений» лишена. Житков понимал, что проза для подростков должна быть увлекательной, фабульно острой, да и сам он был человеком действия, человеком острых жизненных положений. И он никогда не отказывался от фабульной остроты. Но постепенно он понял и другое: что «не единой фабулой живо повествование»». Лидия Корнеевна Чуковская (1907-1996).

«Мы подходили на пароходе к Индии, — так начинается рассказ «Про слона». — Утром должны были прийти. Я сменился с вахты, устал и никак не мог заснуть: все думал, как там будет… Заснуть не мог, прямо ноги от нетерпения чесались. Ведь это, знаете, когда сушей едешь, совсем не то: видишь, как все постепенно меняется. А тут две недели океан — вода и вода, — и сразу новая страна. Как занавес в театре подняли».

Историю рассказывает моряк дальнего плавания, совершивший  на корабле поездку в Индию. Подобно ребенку он сгорает от нетерпения, ожидая встречи с экзотической  страной — ее природой, людьми,  животными, культурой и обычаями.  В этом произведении на первый план выступает требование  человечности и милосердия по отношению к животным.  Рассказ содержит эпизод, в котором труд слонов описан как изнуряющая, непосильная работа, которую человек не научился ценить, не хочет быть благодарным животным за этот труд.

Неуважения  к  труду  Житков  не  прощает даже и  в том случае, когда речь  идет  не о людях, а  о животных. Рассказ заканчивается так:

«Прямо стыдно рассказывать, что мы тут увидели. Слоны с лесных разработок таскали… бревна к речке. В одном месте у дороги — два дерева по бокам, да так, что слону с бревном не пройти. Слон дойдет до этого места, опустит бревно на землю, подвернет колени, подвернет хобот и самым носом, самым корнем хобота толкает бревно вперед… Ползет и пихает… Видно, как трудно ему на коленях ползти… Их было восемь — всех слонов — носильщиков, — и каждому приходилось пихать бревно носом: люди не хотели спилить те два дерева, что стояли на дороге».

«Про слона» —  первая  история  написанная  Житковым  от первого лица.  Это был тот самый рассказ, который через несколько лет, на Первом съезде советских писателей, С. Я. Маршак справедливо назвал в своем докладе «почти классическим».

Много произведений писателя посвящено животному миру. О чем они? Писал он о слонах, за работой которых наблюдал в Индии, и юрких мангустах, о шаловливой, надоедливой обезьянке Яшке и ручном волке о беспризорной кошке, которая «пришла из города, раскопала по шире кроличью нору, кроликов выгнала и стала жить по дикому». Привыкнет ли одичавшая кошка к человеку, и подружится ли она с собакой?

С удивительной точностью передаются им образы животных. Вот он описывает  удава -«пристальные глаза смотрели неутолимо, жестоко, плотно прицеливаясь… это была живая веревка, которая смотрит для того, чтобы видеть, кого задушить». С той же выразительной точностью передана походка волка: «Он умел смотреть назад, совсем свернув голову к хвосту, и бежать в то же время прямо вперед». С той же точностью воспроизведен прыжок леопарда: «Леопард высоко перемахнул через поваленное кресло — кабину и… мягко лег на брезент. Мясо было уже в клыках… Он на миг замер, только ворочая глазами по сторонам. И вдруг поднялся и воровской побежкой улепетнул». В этом отрывке передано несколько разных моментов движения зверя и для каждого найдено наиболее точное слово: «перемахнул», «мягко лег», «замер», «улепетнул».

Борис Житков любил животных, и был, как говорят, талантливым дрессировщиком. Дома у него жили животные — рыжий кот по приказу хозяина «Стань обезьяном!» послушно прыгал на стул и замирал на задних лапах, положив передние на спинку стула. «Але — гоп!» – командовал Житков, и кот прыгал в обруч, затянутый бумагой. Дрессированный пудель Кус умел «ходить сатаной» и понимал (так утверждал писатель) двести слов. 

Книга «Что я видел», была  задумана  автором, как энциклопедия, собрание  ответов  на самые  разные  детские  вопросы. Она  должна  объяснить  четырехлетнему ребенку, что такое  метро, что такое баштан, армия, аэропорт и зоосад.

Писатель хорошо знал, что есть удивительный возраст между четырьмя и шестью годами жизни, когда  ребята  почти  на каждое  слово  взрослых неотступно задают вопрос: “Почему?” И он решил написать книгу для этого возраста. Но как осуществить замысел? Житков решил сделать рассказчиком главного героя книги, четырехлетнего Алешу, прозванного за ненасытную любознательность Почемучкой.

Сюжетом книги  Житков сделал  путешествие мальчика, который сначала с  мамой  побывал в Москве – впервые  увидел вокзал, поезд, а  потом такси, семафор, гостиницу, Кремль. Из Москвы он отправился на Украину, к бабушке в колхоз, — тут увидел он леса и поля, огороды, сады, баштаны. Потом на самолете он прилетел к отцу в Харьков. На  протяжении  всего большого путешествия   Алеша неустанно спрашивает взрослых: «Почему?» Мальчик познает мир — вот что сделалось сюжетом книги — и познает его не статически, а, как и свойственно детям, — в действии.

Похожих книг ни у нас, ни за границей не было. Позаимствовать чужой опыт Житков не мог. “Очень трудную форму я взял, — писал Борис Степанович. — Тропинок по этим джунглям не проторено, и я рвусь по целине и уже ободрался достаточно”.

«Алешка-Почемучка» — лицо не выдуманное. В 1935 году Житков жил в Москве у своей сестры, Александры Степановны. Соседом его был четырехлетний Алеша. Борис Степанович много возился с Алешей, рисовал ему картинки, клеил игрушки, радовался его смышлености, а когда начал работать над энциклопедией — читал ему отдельные главы. По поводу одного такого чтения он записал у себя в дневнике: «Алешка (ему четырех нет, но, правда, он на редкость башковитый) слушал жадно. Его сверстник, чуть постарше, — тоже».

1 августа 1937 года он с удовлетворением отметил в дневнике: “Ночью к пяти часам утра я кончил “Почемучку”. Это — год работы”. Заглавие книги потом изменилось.  Через год после кончины писателя в Издательстве детской литературы вышла его энциклопедия для малышей “Что я видел”.

В этом произведении Борис Житков демонстрирует умение мобилизовать различные художественные средства, вплоть до ритма, краткости изложения,  выводов, для достижения результата — создания короткой истории о силе человеческого духа.

В рассказе нет ни одного лишнего слова, экономность, сжатость доведены до предела, почти стихотворного. Сюжет рассказа прост, а содержание глубоко. «Ехала мать с малыми ребятами в бричке». Лошади понесли. Прохожие кричат: «Держи! держи!», а сами «в стороны шарахаются, к домам жмутся.  Вдруг из-за угла выехал красный командир на лошади…»

Сюжет этого рассказа  поставлен на службу основному замыслу автора: рассказать детям о спокойной  и  доброй  силе воина, человека, который  без  лишних  слов, силой  характера решительно останавливает надвигающуюся  беду.

«Житков избегает навязчивой морали, но сам юный и неискушённый читатель отчётливо различает в его книгах борьбу со злом, правды — с ложью. Но предвзятая характеристика, не рекомендация, данная автором, а поведение его действующих лиц в трудных и острых положениях даёт нам представление об их чувствах и характерах. В минуты тяжёлого испытания – во время шторма, крушения, метели — яснее видишь, кто смел, щедр, великодушен и кто себялюбив, мелочен, труслив». С. Я. Маршак

Что бывает в жизни человека? Бывает всякое: и страшное, и смешное. В этой книге рядом стоят рассказы о пароходе, налетевшем на мину, и самоваре, который пускал мыльные пузыри. О спасении рыбаков, унесённых на льдине в открытое море, и о потерянной бороде.

Каждый герой Житкова, будь то капитан корабля, или крестьянин, или портовый подросток, или охотник — помор, в каждом своем слове, в каждом поступке — человек определенного времени, определенной социальной среды, определенной профессии. И у каждого из них своя история, которая учит маленького читателя жизненной мудрости.

Тема храбрости проходит чуть ли не через все произведения Житкова. Отличию истинной храбрости от дешевого удальства посвящены такие его рассказы, как «На льдине» «Погибель», «Метель», «Наводнение», «Пожар», «Обвал».

В «Метели» мальчик, рискнувший из похвальбы, из тщеславия везти учительницу с сыном сквозь буран и пургу, чуть не губит своих пассажиров, а потом спасает их самоотвержением, мужеством.

«Всех я их уж определил, кто чего стоит!» — говорит Житков читателям о своих героях, постоянно держащих экзамен на мужество, храбрость, доблесть и честь.

Рассказ поражает точным, памятливым воспроизведением скрытой, «идущей шепотом» детской  жизни. Маленький,  всего в несколько страниц,  рассказ  этот  передает  самую душу детства.

Сюжет с виду прост: мальчик, глядя на маленькую модель парохода, населяет ее человечками:    «Маленькие, как раз по росту пароходика… Чуть ниже спички. Я стал ждать, не поглядит ли кто из них в окошечко. Наверно, поглядывают. А когда дома никого нет, выходят на палубу. Лазят, наверно, по лестничкам на мачты. А чуть шум, как мыши: юрк в каюту. Вниз — и притаятся». Житков показывает, что мир ребенка — это мир фантазии, место, которое  может  вместить  взрослый, подробный и сложный мир, слегка переиначив его и раскрасив своими собственными эмоциями и переживаниями.

Неужели это придумано, написано взрослым человеком, а не рассказано самим мальчишкой? А ведь главному герою рассказа не больше пяти лет. Вот, оказывается, какая бывает острая, точная, непреходящая память о детстве…

Каждый  рассказ Бориса Житкова, каждая книга — это опыт, поиск, недаром писателя называли «вечным Колумбом», то есть вечным искателем.  Однажды он написал для малышей сказку о доверчивом, добром утёнке.

В каждом создаваемом им персонаже, Житков подчеркивает наличие или отсутствие доброты. Для него это качество не менее важно, чем храбрость. Даже при изображении животного, писатель находит в его поведении черты, свидетельствующие о проявлениях доброты, мужества, самопожертвования в человеческом понимании. Помогает ему в этом доскональное  знание  жизни  и повадок  животных.

Главный герой сказки – утенок Алеша наделен  храбростью и решительностью, он помогает своим товарищам в трудной ситуации. В конечном счете, это сказка о том, как важно в жизни уметь принимать смелые решения, и быть готовым защитить слабых.

Исследователи творчества Житкова отмечают близость его рассказов о животных к произведениям  Льва  Толстого:  здесь то же уважение к живому существу, реализм и доброта. 

В произведении «Урок географии»  рассказчик будто бы совсем и не говорит о себе. Он занят описанием разных стран, растительности, людей. Поначалу это будто бы и в самом деле урок. «На острове Цейлоне есть город и порт английский Коломбо. Большой город, портовый. Превосходный порт. Отгорожен каменной стеной прямо от океана —  метров на тридцать». «Люди, там живут… черные. Сингалезы». «Есть еще колония у них, у  англичан: Сингапур… для  флота база».

Но нет, это не урок, а рассказ, повествующий о красоте южной, морской природы. «На солнце, на тропическом… блеск как вскрикивает все равно. А зыбь ходит, как гора, как зеленая, стеклянная гора. Ее солнце сверху отвесно пронизывает, и она идет на тебя… и вся эта прозелень насквозь светится зеленым воздухом».

И дальше Житков повествует о сингалезах, которых истязают англичане, о малайцах в Сингапуре, о китайцах в Гонконге, где они семьями живут в лодках на море: на берег англичане их не пускают. Рассказчик занят описанием кокосовых пальм, сингалезских лодок, двухколесного фаэтончика, рикш, моря, цветов… О себе он не сообщает почти ничего, но сам он — «бывалый человек», русский моряк, революционер, ненавидящий угнетателей, — сам он виден и понятен читателю.

Храбрость героев одной из последних книг Житкова «Помощь идет!» «опирается» и на их преданность Родине и на непоколебимую убежденность, что все они — члены могучего коллектива  и этот коллектив не даст им погибнуть, окажутся ли они на льдине, занесет ли их в поле метель, случится ли в море пожар… Те же, у кого нет любви ни к кому и ни к чему — ни к товарищам, ни к  труду, —  в повестях и рассказах Житкова неминуемо оказываются трусами и из трусости предают доверившихся  им людей и доверенное им дело.

«Говорить о главных, о самых существенных чертах человека – дело настоящего, большого писателя, а детского в особенности. Это умел делать Борис Житков» С. Маршак


Обзор подготовила Анна САЗОНОВА, библиограф ЦДЮБ 

При подготовке обозрения использованы материалы сети Интернет. Место хранения книг, названных в обзоре — Центральная детская и юношеская библиотека.

 

 

 

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.



ГосУслуги

Официальный сайт администрации Приморского края
Перейти к верхней панели